библиотека "Виктория"

Главы 1-4 | Главы 5-12 | Главы 13-21 | Глава 22

ДИЛЯ ЕНИКЕЕВА

КНИГА 2. СЕКСУАЛЬНАЯ ЖИЗНЬ МУЖЧИНЫ (I)

ОГЛАВЛЕНИЕ

  • Глава 1. Развитие либидо мужчины
  • Глава 2. Проявления нормальной мужской сексуальности
  • Глава 3. Нарушение темпов и сроков психосексуального развития мужчины
  • Глава 4. Нарушения полоролевого поведения
  • Глава 5. Нарушение полового созревания
  • Глава 6. Эндокринные нарушения
  • Глава 7. К чему приводят нарушения психосексуального развития
  • Глава 8. Половая активность мужчины в разные возрастные периоды
  • Глава 9. Мужской климакс
  • Глава 10. Старость и половые функции
  • Глава 11. Половое долголетие мужчины
  • Глава 12. Расстройства половой функции у мужчин
  • Глава 13. Мужчина, который «не хочет» и мужчина, который «не может»
  • Глава 14. Почему у мужчины случаются неудачи
  • Глава 15. Импотенция
  • Глава 16. Что делать мужчинам со слабой эрекцией
  • Глава 18. Преждевременная эякуляция
  • Глава 19. Как предотвратить преждевременную эякуляцию
  • Глава 20. Задержка эякуляции
  • Глава 21. Что делать при задержанной эякуляции
  • Глава 22. Сексуальные извращения (перверзии) у мужчин

Глава 1. РАЗВИТИЕ ЛИБИДО МУЖЧИНЫ

Эта глава будет довольно сложной для восприятия неподготовленным читателем, однако я все же рекомендую вам её прочесть, поскольку без знаний всех этапов и нюансов становления сексуальности человека невозможно понять истинные причины развития сексуальных нарушений.

В развитии человека ничего не бывает «просто так». Малейшее неблагоприятное воздействие и во внутриутробном периоде и после рождения ребенка оказывает негативное влияние на такую ранимую сферу, как психическая, вызывая различные отклонения от нормального развития. А сексуальность — это один из аспектов психической деятельности.

Для того, чтобы осуществился нормальный половой акт, множество систем организма должны быть «в порядке», чтобы обеспечить нормальное половое функционирование. Все эти системы взаимосвязаны и влияют друг на друга. Стоит нарушиться или «выпасть» одному «звену», и расстраивается вся система полового функционирования.

Отрицательные воздействия на человека могут быть различной степени выраженности, соответственно, и нарушения могут быть различными. Может быть сочетание нескольких неблагоприятных факторов, и тогда сексуальные расстройства будут более тяжелыми.

Влечение к половой близости представляет собой совокупность инстинктивных влечений, которые в разные возрастные периоды могут выступать как вместе, так и изолированно.

Либидо (от латинского «libido» — желание, влечение) означает половое влечение. Термин «либидо» предложен Фрейдом, и в настоящее время используется повсеместно.

Фрейд попытался создать единую концепцию психосексуального развития и поведения человека, расширив понятие либидо, считая его основным фактором, определяющим все развитие человеческой психики, начиная с момента рождения и дальше, в течение жизни, подвергающимся очень сложной эволюции. Теория Фрейда утверждает, что именно сексуальные силы формируют поведение личности. Культура же приглушает и подавляет инстинктивную сексуальную энергию и направляет её на формирование у данного человека стереотипов общественного поведения.

В развитии либидо у ребенка Фрейд выделил 3 стадии, завершающие свою эволюции к возрасту 7 лет.

Первая стадия названа нарциссической стадией (Нарцисс — в древнегреческой мифологии юноша, влюбленный в собственное отражение, в самого себя). Здесь все эмоциональные интересы ребенка сосредоточены на собственном теле.

Вторая стадия — стадия Эдипова комплекса. Здесь весь энергетический потенциал либидо сосредоточен на любви к матери и ревности и ненависти к отцу. При этом ребенок идентифицирует себя с матерью и вследствие этого реагирует по женскому типу (то есть, здесь как бы выявляются гомосексуальные тенденции).

Если ребенку удается успешно преодолеть эти две стадии развития либидо, возникает третья стадия — стадия зрелой сексуальности. Объект влечения — женщина, возникает любовь к отцу.

Фрейд писал, что у человека есть несколько эрогенных зон, раздражение которых вызывает эротические ощущения, причем значение этих зон с возрастом меняется. Исходя из этого, Фрейд выделяет несколько фаз психосексуального развития человека.

В зависимости от органа (эрогенной зоны), на котором концентрируется либидо, или по действию, связанному с этим органом, в первой стадии Фрейд выделяет следующие фазы.

Первая фаза — оральная (от латинского «oro» — рот), связана с сосанием. По мнению Фрейда, сосание лишь вначале связано с питанием, а затем приобретает самостоятельность как первое эротическое переживание ребенка.

Фрейд пишет: «Сосание, которое появляется уже у младенца и может продолжаться до зрелых лет или удерживаться всю жизнь, состоит в ритмичном повторяемом сосущем прикосновении ртом (губами), причем, цель принятия пищи исключается… Сосание по большей части поглощает все внимание и кончается или сном, или моторной реакций вроде оргазма. Я полагаю, что связь явлений, которую мы научились понимать благодаря психоаналитическому исследованию, позволяет нам считать сосание сексуальным проявлением и как раз на нем изучать существенные черты инфантильных сексуальных действий».

Первая фаза ограничивается единственным видом эмоций, чисто эротическим. Когда у ребенка появляются зубы, при отсутствии задержек сексуального развития, первая фаза, по теории Фрейда, претерпевает коренное развитие, так как ребенок имеет возможность проявлять агрессию.

Вторая фаза — орально-каннибалистическая, или фаза пожирания. Возрастает объем эмоциональных проявлений, включаются эмоции ненависти (ярости). Обретенная острота зубов позволяет ребенку яростно поедать твердую пищу. Это сочетается с эмоцией ненависти, обращенной на своих родителей, в первую очередь, на мать, которую он в своих фантазиях пожирает, что приводит к формированию чувства вины и страха наказания. Матери часто жалуются на то, что в этом возрасте ребенок больно кусает соски груди, может укусить мать за другие части тела. С позиции психоаналитической концепции в этом проявляется «инстинктивное стремление пожрать грудь».

Следующие две фазы — анально-садистская фаза изгнания и анально-садистская фаза задержки. Объектом сексуальности становится анус (задний проход). С психоаналитических позиций это объясняется стремлением изгнать съеденных (в фантазиях) родителей и таким образом освободиться от контакта с ними.

О фазе анально-садисткой задержки Фрейд пишет так: «Дети, которые пользуются эрогенной раздражимостью анальной зоны, выдают себя тем, что задерживают каловые массы до тех пор, пока эти массы, скопившись в большом количестве, вызывают сильные мускульные сокращения и при прохождении через задний проход способны вызвать сильное раздражение слизистой оболочки. При этом вместе с ощущением боли возникает и сладострастное ощущение».

Следующая фаза — уретральная (от слова «уретра» — мочеиспускательный канал). В этой фазе, согласно психоаналитической концепции, ребенок получает удовольствие от прохождения мочи по мочеиспускательному каналу. На этой фазе фиксация либидо, наконец, достигает гениталий (половых органов).

Ранняя (или фаллическая) генитальная фаза проявляется в том, что ребенок открывает для себя возможность получать сексуальное наслаждение при манипуляциях на собственных половых органах (мастурбация).

Конечная, генитальная фаза возникает в норме к 7 годам. Если она наступает своевременно, то, по мнению психоаналитиков, это дает основание надеяться, что в будущем ребенок будет способен к совершению нормального полового акта.

Особое значение придается латентному сексуальному периоду детства между ранними проявлениями сексуальности и пубертатной фазой сексуального развития (то есть, связанной с периодом полового созревания). По мнению Фрейда, в этом периоде формируются психологические механизмы, имеющие решающее значение для дальнейшего развития личности.

Детские впечатления впоследствии вытесняются из сферы сознания, и у большинства людей не оставляют никаких следов в памяти.

По мнению Фрейда, сексуальные предпочтения в периоде возмужания и характер человека в значительной мере предопределяются особенностями перехода от одной стадии сексуального развития к другой. Возможна задержка на той или иной стадии или фазе и возврат к какой-либо предыдущей фазе.

Фрейд пишет, что патологические «сосальщики», то есть, фиксированные на стадии оральной эротики, «становясь взрослыми, делаются любителями поцелуев, имеют склонность к перверсным (то есть, извращенным — прим. автора) поцелуям, или, будучи мужчинами, приобретают сильный мотив для пьянства и курения.»

Именно инфантильные формы сексуальности, которые в процессе индивидуального развития вытесняются из сферы сознания, с позиции психоаналитической концепции, создают основу для патологии и являются источником неврозов.

Если нормальному развитию что-то препятствует, то происходит возврат (регресс) к уже пройденным фазам психосексуального развития, и в этом Фрейд видит причину девиантных (отклоняющихся) форм сексуального поведения.

Фрейд рассматривает сексуальность не как частный аспект человеческой жизни, а как её основу. По Фрейду, половое влечение (либидо) является источником всей психической энергии человека, а всякое эмоциональное удовлетворение он расценивает как сексуальное.

Фрейд писал, что ядро того, что человек называет любовью, составляет половая любовь, целью которой является сексуальная близость. Это влечение лежит в основе любви к самому себе, к родителям, дружбы, любви к человечеству вообще и даже привязанности к определенным предметам и идеям. Все они, как писал Фрейд, «суть проявления одних и тех же инстинктивных импульсов. В отношениях между полами они пробивают себе путь к сексуальному союзу, а в других случаях отвлекаются от этой цели или не могут достичь её. Тем не менее, первоначальную либидиозную природу этих чувств всегда можно распознать по жажде близости и самопожертвования». «В первую очередь сексуальность отделяется от своей слишком тесной связи с гениталиями и рассматривается как более общая телесная функция, имеющая своей целью удовольствие и только опосредованно служащая целям воспроизводства».

Фрейд проанализировал тончайшие нюансы психосексуальной мотивации, соотношение «чувственного» и «нежного» влечения, эротических и неэротических привязанностей.

Влияние теории Фрейда на последующее развитие сексологии огромно. Именно Фрейд подчеркнул значение сексуальности в человеческой жизни. Секс оценивается не как развлечение или удовольствие, а как необходимое условие для нормального существования личности. Сексуальность не может быть понята без оценки всей личности, а личность — в отрыве от её сексуальных переживаний.

Фрейд привлек внимание врачей к необходимости поисков причин аномалии психосексуального развития в прошлом опыте человека. Важное значение имеет идея Фрейда о значении ранних детских переживаний, отношений с родителями, — как непосредственной причины формирования определенного типа сексуального поведения.

С этих позиций половые извращения, которые раньше расценивали как преступление или следствие дегенерации, — стали рассматриваться как усиление или фиксацию некоторых компонентов психосексуального развития.

Хотя психоаналитическая концепция Фрейда оказала чрезвычайно важное влияние и дала толчок для изучение сексуальности человека, в последующем она не раз подвергалась критике, поскольку оценка развития личности человека только лишь с позиции формирования либидо страдала односторонностью. Не учитывался весь комплекс воздействий на человека, в том числе, социальные и микросоциальные (влияние ближайшего окружения, воспитания и прочее) воздействия.

Поскольку развитие сексуальности у человека неразрывно связано с его психической деятельностью, оно называется психосексуальным развитием.

Отечественная школа выдающихся психиатров и сексопатологов в лице Г.С.Васильченко, В.М.Маслова, И.Л.Ботневой и других, — создала свою теорию психосексуального развития человека.

В процессе индивидуального развития человека ведущие отечественные сексопатологи выделяют шесть основных периодов развития сексуальности:

  1. Парапубертатный период (1-7 лет), в течение которого формируется половое самосознание (1-ый этап психосексуального развития).
  2. Препубертатный период (7-13 лет), характеризующийся выбором и стереотипом полоролевого поведения (2-ой этап психосексуального развития).
  3. Пубертатный период (12-18 лет) — самый бурный в сексуальном развитии организма, во время которого происходит половое созревание и формирование платонического, эротического и начальной фазы сексуального влечения — либидо (первые 2 стадии 3-го этапа психосексуального развития).
  4. Переходный период становления сексуальности (16-26 лет), характеризующийся началом половой жизни, мастурбацией, сочетанием сексуальных эксцессов с периодами воздержания (последняя стадия 3-го этапа психосексуального развития с завершением формирования сексуального влечения).
  5. Период зрелой сексуальности (26-55 лет), характеризующийся регулярной половой жизнью с постоянным партнером.
  6. Инволюционный период (51-75 лет) — снижение половой активности и ослабление интереса к сексуальной сфере, снижение сексуального влечения до уровня эротической, а затем платонической стадий.

Без знания всех этапов нормального психического развития человека с самых ранних лет невозможно понять и правильно оценить различные сексуальные нарушения. Люди, не имеющие медицинского образования, нередко удивляются, почему возникают различные сексуальные нарушения и извращения. Ответ на это могут дать только психиатры.

В развитии человека большое значение имеют критические периоды («кризисные периоды», «возрастные кризы»), во время которых повышается чувствительность к воздействию различных вредных факторов.

Во внутриутробной жизни критическим периодом является срок с 6 по 32 недели. Половая дифференцировка, которая происходит в этом периоде, затрагивает не только половые железы (гонады) и половые органы, но и структуры мозга, ответственные за половое поведение, материнский инстинкт, агрессивность, двигательную активность и многое другое.

Сексопатологи считают, что этот необратимый процесс определяется наличием (у мальчиков) или отсутствием (у девочек) воздействием собственных андрогенов (мужских половых гормонов) на структуры, ответственные за дифференцировку пола и полового поведения.

Отрицательное воздействие на плод в критический период, например, прием матерью гормональных и некоторых лекарственных препаратов (тестостерон, прогестины, резерпин и другие), стрессы, асфиксия плода, нарушение маточно-плацентарного кровообращения, — может вызвать различные нарушения в развитии эмбриона, в том числе и нарушение половой дифференцировки мозга.

Психосексуальное развитие человека начинается с первых месяцев жизни. Основное значение возрастных кризов после рождения человека состоит в «перестройке особенностей его психического развития» (В.М.Маслов с соавторами).

Критическими периодами для развития сексуальности и возникновения половых расстройств психиатры и сексопатологи считают следующие возрастные периоды: 2-4 года, 7-8 лет, 12-15 лет, 16-24 года.

Психосексуальное развитие — один из важных аспектов индивидуального психического развития человека. Оно охватывает первые четыре возрастных периода становления и динамики сексуальности, а окончание психосексуального развития означает вступление в период зрелой сексуальности.

Нарушение темпов психосексуального развития сказывается на всей дальнейшей жизни человека. В процессе индивидуального развития формируются половое самосознание, половая роль, полоролевое поведение и психосексуальные ориентации.

На психосексуальное развитие могут повлиять многие отрицательные факторы — наследственные, биологические, психологические, социальные, микросреда (ближайшее окружение человека).

Этапы психосексуального развития

Отечественная школа сексопатологов под руководством Г.С.Васильченко выделяет 3 этапа формирования психосексуального развития:

  1. Формирование полового самосознания.
  2. Формирование стереотипа полоролевого поведения.
  3. Формирование психосексуальных ориентаций.

Формирование полового самосознания

Половое самосознание (аутоидентификация) — это то, кем человек себя осознает, мужчиной или женщиной. При нормальном половом самосознании мальчики, родившиеся с мужскими половыми признаками, осознают себя мальчиками, девочки — соответственно — девочками.

Формирование полового самосознания (1-5 лет) в значительной степени определяется половой дифференцировкой мозга в периоде внутриутробного развития.

Для полноценного формирования процесса дифференцировки мозга у мужчин необходимо наличие у самого эмбриона во внутриутробном периоде определенной концентрации андрогена (мужского полового гормона) и его длительное воздействие, а также отсутствие эстрогена (женского полового гормона). Если концентрация андрогена нормальная, а эстрогенов нет, то мальчик родится с правильной аутоидентификацией (половым самосознанием). Нарушение соотношения этих гормонов может привести к нарушению половой дифференцировки мозга.

При нарушении половой дифференцировки мозга во внутриутробном периоде в зависимости от его выраженности могут быть различные расстройства.

При тяжелой степени нарушения половой дифференцировки мозга извращается половое самосознание — мальчики, рожденные с мужскими половыми признаками, считают себя девочками, а девочки с женскими половыми признаками — мальчиками. У них развивается сексуальное извращение, которое называется транссексуализмом, то есть, устойчивое убеждение в принадлежности себя к противоположному полу, которое не поддается переубежденную и коррекции воспитательными мерами. Мальчики-транссексуалы упорно не хотят носить одежду, свойственную их полу, а носят одежду девочек, требуют, чтобы все считали их девочками и называли девичьими именами, а став взрослыми, добиваются смены мужского пола на женский.

Выраженность нарушений половой дифференцировки может быть различной. Поэтому проявления транссексуализма многообразны. Могут быть яркие и даже гротескные формы (сексопатологи называют их «ядерными»), но могут быть и стертые, менее выраженные, проявляющиеся незначительными эпизодами в детстве, когда мальчик заявляет о том. что он — девочка, но под влиянием окружающих смиряется в мужским полом, в котором он родился, и не требует его смены. Это так называемые «краевые» варианты.

Предполагается, что причиной нарушения нормальной дифференцировки структур мозга может быть употребление матерью во время беременности гормональных препаратов.

Кроме того, нарушение дифференцировки мозга может быть обусловлено различными вредными воздействиями на плод во внутриутробном периоде, в том числе применением некоторых лекарственных препаратов. Это приводит к искажению половой идентификации и ощущению принадлежности себя к другому полу.

На развитие полового самосознания влияют условия воспитания и микросоциальная среда (то есть, ближайшее окружение — родители, родственники, сверстники). В процессе своего развития ребенок обучается различать пол окружающих людей и начинает осознавать свою принадлежность к определенному полу (мужскому или женскому), осознает необратимость своей половой принадлежности — если ребенок осознал себя мальчиком, то это убеждение остаеься у него на всю жизнь. После этого периода изменить половое самосознание ребенка уже трудно.

В периоде формирования полового самосознания развиваются психика и речь ребенка, он обучается сопоставлять и противопоставлять различные объекты и их образы, выделяет себя из окружающего мира (самосознание). Зрительные представления очень ярки, из-за этого ребенок может с трудом отличать свои фантазии от реально существующих явлений. Эмоциональные реакции преобладают над рассудочными. Это обеспечивает избирательность привязанностей и общения ребенка.

В этом периоде дети начинают играть в так называемые полоролевые игры . Полоролевые игры — это игры, в которых дети выбирают для себя роль, соответствующую их полу — в «семью», в «мужа и жену», в «жениха и невесту». Дети с правильной половой дифференцировкой выполняют четкую роль — либо мужскую, либо женскую.

Детское любопытство направлено на выяснение причин появления на свет детей, изучение своего тела и половых признаков, строение своих половых органов и органов противоположного пола. 70% детей рассматривают свои половые органы и демонстрируют их друг другу. Отражением их любопытства служат полоролевые игры. Дети играют в «доктора», при этом они раздеваются и рассматривают тела друг друга.

Ребенок определяет пол окружающих людей с помощью всех признаков половой принадлежности — их внешнего вида, одежды и её аксессуаров, строения тела и половых органов. Если он не имел возможности видеть половые органы противоположного пола, то маленькие дети ориентируются по внешним признакам. Так один маленький мальчик не знал, как определить пол Адама и Евы и сказал, что если бы их одели, то тогда бы он смог сказать, кто из них мужчина, а кто женщина.

В этом возрасте ребенка окружение ребенка ограничено — это родители, родственники и небольшой круг сверстников. Наиболее сильную привязанность ребенок испытывает к матери.

Психиатры считают, что контакт с матерью крайне необходим ребенку с 6-7 месяцев до 3 лет. Именно она проводит большую часть времени с ребенком и служит для него источником стимуляции всех его органов чувств — зрения, слуха, осязания и других, что способствует развитию определенных структур мозга.

Привязанность к матери закладывает основу будущих взаимоотношений с окружающими. Лишение матери в этом периоде в последующем приводит к различным психическим нарушениям — ограничению способности к нормальным взаимоотношениям с окружающими, реагированию на незнакомых людей страхом и агрессией.

В дальнейшем у таких детей снижена способность к фантазированию и выражению абстрактных идей, нарушено качество мышления, могут быть такие проявления как жестокость, раздражительность, импульсивное поведение, неразборчивость в выборе друзей и поверхностные отношения с товарищами.

Но очень много зависит и от наследственности, и от того, как развивался ребенок во внутриутробном периоде и раннем детском возрасте. При различных отрицательных воздействиях развивается так называемое органическое поражение мозга. Все вместе создает определенную основу психики ребенка, которую психиатры называют «почвой».

Дети со здоровой «почвой», даже оставшись без матери и воспитанные приемными родителями, если они окружены лаской, заботой и вниманием взрослых, — могут вырасти гармоничными личностями. А дети с патологической «почвой» даже при живой матери могут иметь различные психические нарушения, в том числе и сексуальные, особенно при неправильном воспитании.

Формирование стереотипа полоролевого поведения

Стереотип полоролевого поведения — это поведение, соответствующее (или не соответствующее) полу человека. Его формирование происходит в возрасте 7-13 лет.

У человека существуют определенные структуры мозга (в первую очередь, гипоталамус), ответственные за половое поведение. Если во внутриутробном периоде они развиваются нормально, то поведение ребенка будет адекватным (правильным). То есть, мальчик, родившийся с мужскими половыми признаками, в дальнейшей жизни будет вести себя как мальчик.

В этом периоде происходит выбор половой роли (мужской или женской), которая соответствует психическим и физическим особенностям ребенка и идеалам представления о мужественности (маскулинности — то есть, черт поведения, присущих мужскому полу) и женственности (фемининности — то есть, черт поведения, присущих женскому полу).

Нарушение (изменение) полоролевого поведения называется трансформацией полоролевого поведения. При таком нарушении поведение мальчиков с ранних лет напоминает поведение девочек — они чересчур ласковые, изнеженные, послушные, тихие, предпочитают общаться с девочками и играют в типичные для девочек игры (куклы, классики и другие). Некоторые из них (но не все) любят одежду с элементами одежды девочек (рубашки с кружевами, бантами), любят шить, вышивать и готовить, охотно выполняют чисто женские домашние обязанности, по собственной инициативе помогают матери по хозяйству, моют посуду, стирают, гладят.

Если трансформация полоролевого поведения сочетается с нарушением полового самосознания, то возникает сексуальное извращение — транссексуализм (см. предыдущий раздел). При этом ребенок считает себя представителем противоположного пола — мальчик считает себя девочкой, девочка — мальчиком. Ребенок ведет себя соответственно своему измененному половому самосознанию — мальчик не только считает себя девочкой, но требует, чтобы и родители, и все окружающие тоже относились к нему как к девочке, носит только одежду девочек, ведет себя как девочка, а позже, став взрослым, требует, чтобы ему изменили пол хирургическим, гормональным и юридическим путем.

Если половое самосознание не нарушено, то мальчик считает себя мальчиком, но любит наряжаться в одежду девочек, и ему нравится, когда окружающие принимают его за девочку, хотя он сам себя таковой не считает. Став взрослым, такой мужчина любит переодеваться в женскую одежду или носит её постоянно. Это сексуальное извращение называется трансвестизмом. В подростковом или более старшем возрасте может сформироваться гомосексуальное влечение, и такие мужчины становятся пассивными гомосексуалами.

В периоде формирования полоролевого поведения, с 7 до 13 лет, происходит социализация ребенка — то есть, осознание себя членом общества и усвоение нравственно-этических норм поведения, принятых в обществе, у ребенка формируется коллективное сознание. Мальчик обучается общаться со сверстниками.

Развиваются и совершенствуются эмоциональные реакции, оформляется преобладающее настроение, формируется характер.

Этот возраст характеризуется недостаточным развитием воли, импульсивностью поведения (поступки, совершенные без предварительного обдумывания, импульсивно), любознательностью, доверчивостью, стремлением к подражанию взрослым и сверстникам.

Начинает развиваться абстрактно-логическое мышление, ребенок начинает формулировать понятия.

Родители и их взаимоотношения становятся объектом пристального внимания ребенка и примером для подражания. Межличностные отношения и индивидуальные черты родителей воспринимаются ребенком как модель мужественности и женственности, образец взаимоотношения полов.

Огромное значение для психосексуального развития ребенка имеют нормальный семейный микроклимат, эмоциональные отношения между родителями и их правильное поведение. Недостаточно говорить и объяснять ребенку, как он должен правильно себя вести. Родители больше воспитывают ребенка не словами, а собственным примером. Если они говорят ему одно, а сами делают другое, то это искажает психику ребенка.

От правильного полоролевого поведения родителей во многом зависит формирование соответствующей половой роли у ребенка. Если мать женственная, мягкая, эмоциональная, ласковая, а отец — сильный, решительный, мужественный, — то у ребенка складывается правильное представление о половой роли и поведении. Но если мать властная, деспотичная, требовательная, скупая на эмоции, а отец — мягкий, подчиняемый, ласковый, — то у дочери может сформироваться маскулинное поведение — то есть, приобретение некоторых черт, присущих мужскому полу, а у сына — фемининное — то есть, черты поведения, свойственные женскому полу.

В общении со сверстниками апробируется (утверждается на практике) выбранная ребенком половая роль.

В общении со сверстниками апробируется (утверждается на практике) выбранная ребенком половая роль.

Наиболее наглядно выявляется половая роль ребенка в играх, а особенно тех, которые сексопатологи называют полоролевыми играми, где дети определенного пола играют соответствующую половую роль, например, в «семью», в «жениха и невесту». Девочки с правильной половой ролью в играх избирают роль «жены», «невесты», «дочери», «сестры», мальчики играют «мужскую», доминирующую роль — «отца», «сына», «жениха», «брата». В этих играх выбранная ребенком половая роль закрепляется. В танцах мальчик с правильной половой ролью играет роль партнера и «ведет» свою партнершу.

Помимо полоролевых игр, полоролевое поведение ребенка отражается и в других играх. Мальчики предпочитают подвижные, силовые, «мальчишеские» игры — «казаки-разбойники», «в войну», «царя горы», «в террористов» и прочие, девочки — в «куклы», «классики», «скакалки».

Родителям следует обратить пристальное внимание на ребенка и проконсультировать его у детского психиатра, если ребенок играет в игры, несвойственные его полу, например, мальчик предпочитает играть с девочками в «девчачьи» игры, любит шить, вышивать или проявляет интерес к кулинарии, а в полоролевых играх соглашается на женские роли, играет роль «девочки» или «мамы», «жены», дома примеряет платье сестры и её туфли, пытается накрасить губы маминой помадой, просит, чтобы его не стригли и носит длинные волосы до плеч.

Не следует относиться к этому беспечно, полагая, что это все «издержки» детского возраста. Это явное свидетельство нарушения половой роли, и в будущем у таких детей могут сформироваться различные сексуальные извращения — гомосексуализм, транссексуализм, трансвестизм и другие. Даже в легких случаях может сформироваться трансформация полоролевого поведения, и мальчик вырастет с чертами фемининности (женственности). Это неминуемо скажется и на сексуальном влечении, и на всей его дальнейшей жизни.

В «семейных» играх в зависимости от информированности детей отражается широкий диапазон полоролевого поведения взрослых. В своих играх дети бессознательно копируют стереотип поведения родителей — «муж» якобы читает газету или смотрит телевизор, «жена» — имитирует приготовление ужина, стирку, уборку, — если именно так ведут себя дома их родители.

Возможна и имитация полового акта, если дети его где-то подсмотрели или слышали о нем от сверстников. При этом мальчики с правильным полоролевым поведением играют роль «мужчины», а девочки — «женщины».

В школе, где детей четко разделяют по полу и противопоставляют друг другу, закрепляется их правильная половая роль и полоролевое поведение. Возрастают требования к мужественности и женственности, что почти полностью исключает компромиссы в выборе половой роли.

Формирование психосексуальных ориентаций

Психосексуальная ориентация — это направленность влечения на представителя противоположного или своего пола.

Формирование психосексуальных ориентаций происходит в возрасте 12-26 лет. Предыдущие два этапа протекают на относительно стабильном гормональном фоне ребенка. В период становления сексуальности начинает интенсивно функционировать эндокринная система, в первую очередь, половые железы, которые вырабатывают половые гормоны. Параллельно развиваются нервная система, индивидуальные особенности темперамента и характера — формируется личность.

В подростковом возрасте происходит пересмотр привитых догм и своего положения в семье, ребенок стремится избавиться от навязанных ему родителями стереотипов поведения, стремится к самостоятельности, самоутверждению, независимости (эмансипации). Авторитет и влияние родителей уменьшаются, но параллельно этому возрастает влияние сверстников.

У подростка закладываются основы собственного мировоззрения, меняются взгляды на свое положение в обществе, поведение, развиваются высшие эмоции. Формируется общественные представления и социальное сознание, правильная оценка своих способностей.

Основными проявлениями поведения являются подражание сверстникам и другим взрослым, которых подросток считает своим идеалом (реакция имитации), стремление общаться преимущественно со сверстниками в компании, группе (реакция группирования со сверстниками).

Поведение подростка определяется групповыми нормами. Все, что будут делать другие сверстники из подростковой группы, то же будет делать и подросток.

Психиатры считают эту стадию — отождествление себя с группой сверстников и подчинение ей — нормальной, необходимой стадией социализации подростка.

Психика подростка чрезвычайно ранима и неустойчива. В ней причудливо переплетаются повышенная чувствительность и возбудимость, неуравновешенность, раздражительность, застенчивость, стыдливость и бравада, заносчивость, развязность, стремление к независимости и отказ от признания авторитетов, потребность в самоутверждении и самовыражении, стремление казаться взрослым и внушаемость, подверженность чужому влиянию (чаще отрицательному, чем положительному).

Если у подростка есть положительный пример для подражания в лице человека более старшего возраста, то тот становится его другом, и подросток копирует стереотип его поведения.

Если с родителями у подростка нет взаимопонимания и нормальных межличностных контактов, а в коллективе нет положительного примера для подражания, то всю информацию и общение он получает только в группе сверстников.

Группа может складываться по территориальному признаку — ребята из одного двора, или в школьном классе, или по интересам — например, собираются в группу все подростки из одного района, увлекающиеся ездой на мотоциклах или организуются музыкальные ансамбли.

Формирование представление о мужественности у мальчиков или женственности у девочек тоже происходит под влиянием сверстников.

Развитие сексуальности в подростковом возрасте во многом зависит от влияния круга его общения. Если у кого-либо из сверстников есть сексуальные отклонения, то это выражение сексуальности могут перенять и остальные члены подростковой компании.

Основу для девиантных (отклоняющихся) проявлений сексуальности — групповой мастурбации (онанизма), ранней половой жизни, беспорядочных сексуальных связей и даже сексуальных извращений, — создает увеличение степени влияния членов подростковой группы, наряду со склонностью подростков к скрытности и стремлению стать «взрослыми».

Особенно грубые формы сексуальные отклонения принимают при отсутствии правильного полового воспитания, когда всю информацию о сексе подросток черпает из рассказов сверстников, которые хвастаются своими «достижениями» или делятся своими «знаниями».

На этом этапе происходит формирование психосексуальной ориентации — то есть, на кого (или на что) будет направлено сексуальное влечение (на человека, животное или фетиш).

Психосексуальная ориентация в норме — гетеросексуальная, то есть, направлена на человека противоположного пола. Может быть гомосексуальная ориентация — то есть, направленная на человека своего пола. Бисексуальная ориентация — наличие сексуального влечения к представителям обоего пола.

При задержке психосексуального развития, а особенно в сочетании с психическими отклонениями подростка и снижении его способности к коммуникации (общению), из за чего затрудняются нормальные межличностные контакты, половое влечение может реализоваться извращенным способом — половыми сношениями с животными (зоофилия) или влечение может быть направлено на определенный предмет (фетиш) и реализоваться только в присутствии этого фетиша (фетишизм). Если влечение подкрепляется оргазмом, то в последующем выбор объекта сексуального влечения может закрепиться, и сексуальное извращение становится стойким, переходя уже во взрослый возраст.

При нормальной психосексуальной ориентации (гетеросексуальной) у подростка формируется определенный эталон объекта влечения и индивидуальные особенности — внешний вид, телосложение, поведение. Образ идеальной партнерши первоначально ориентирован на внешние признаки и является сплавом эротически значимых для него качеств, но подросток или юноша может влюбиться в девушку, похожую на его идеал не по всем, а только по нескольким признакам.

Упрочение установки происходит в эротических гетеросексуальных контактах — танцы, объятия, поцелуи, телесные ласки.

Половое влечение (либидо)

Половое влечение (либидо) по его становлению Г.С.Васильченко с соавторами условно подразделяют на 3 этапа, соответственно формированию платонического, эротического и сексуального либидо. Этапы формирования либидо охватывают два возрастных периода — пубертатный и переходный.

В процессе формирования либидо (до 13 лет) вначале накапливается информация о существовании полов и половой роли, особенностях полового поведения, его внешних проявлениях и сущности. Эта информация перерабатывается в сознании ребенка в соответствии с его индивидуальными особенностями, воспитанием и нормами поведения его ближайшего окружения.

Индивидуальная ориентация считается завершенной при наличии внутренней готовности подростка к реализации сформированных тенденций. В пубертатном периоде (после 13 лет) полученная информация закрепляется, формируется полоролевое поведение, реализуется половое влечение.

При социальной изоляции и лишении подростка возможности общаться со сверстниками сексуальное поведение искажается.

Платоническая стадия либидо

Платоническое либидо (влечение) вначале проходит первую фазу, которая проявляется «детской влюбленностью» и желанием к духовному общению, а затем и вторую фазу — его реализацию.

Платоническая (или романтическая) стадия характеризуется, в основном, фантазиями, в которых совершаются воображаемые подвиги в честь идеализированного объекта первой влюбленности.

Как пишет Г.С.Васильченко, «характерные черты этой стадии — высокий накал чувств элементами сладостного трагизма, самоотречения и жертвенности, убежденность в уникальности переживаемого (никто и никогда не переживал ничего подобного). Значение платонической стадии — в возвышении физиологического инстинкта до истинно человеческой любви».

Эта стадия проявляется в том, что подросток хочет, чтобы понравившаяся ему девочка обратила на него внимание, сидела с ним за одной партой, ходила вместе с ним в школу, готовила с ним уроки. В этом возрасте однополые подростковые коллективы начинают распадаться.

При гармоничном развитии подростка платоническое влечение может сопровождаться эротическим фантазированием. Вначале в платоническую влюбленность включаются отдельные элементы эротического фантазирования, затем они нарастают, диапазон их расширяется, и они занимают значительную часть свободного времени подростка.

Эротическое фантазирование разнообразно в зависимости от индивидуальных особенностей подростка.

Платоническое фантазирование может подчиняться «моде» на влюбленность, охватывающей нескольких подростков. Например, большинство мальчиков в классе или во дворе влюблены в одну, самую красивую девочку, мечтают ей понравиться, и каждый в своих мечтах совершает подвиги в её честь или умирает на её глазах.

По мере формирования эротического компонента либидо в тематике фантазий начинает отражаться потребность в ласке, в прикосновениях, в телесном контакте. Подросток мечтает, что он защитит свою возлюбленную от страшных опасностей, спасет и унесет её на руках, будет обнимать и целовать.

Платоническое влечение сопровождается желанием остаться наедине, прикоснуться к той, кто нравится. Может проявляться мечтами о своем кумире и даже тяжкими моральными страданиями из-за безответной любви.

Платоническое либидо — не только эфемерное поклонение избранному кумиру, но в норме обязательно должно иметь и вторую фазу — реализацию влечения. Влюбленный должен не только страдать и предаваться мечтам о своей возлюбленной, но реализовать хотя бы минимум.

Платоническое либидо считается завершенным только в том случае, если подросток стремится его как-то реализовать и привлечь внимание объекта влюбленности — пишет записки, объясняется в любви, старается проводить свободное время вместе с той, в кого влюблен. Иногда это может проявиться тем, что мальчик стремится дернуть понравившуюся девочку за волосы, ущипнуть, толкнуть, прикоснуться, спрятать её портфель, или ещё каким-то образом обратить на себя её внимание.

Все, что связано с платонической влюбленностью, может играть значительную роль в жизни подростка и занимать все его мысли и свободное время.

Родителям, педагогам и другим взрослым людям увлечение подростка может показаться необъяснимым, чрезмерным или даже тревожащим. Подросток так сильно страдает от любви, тоскует, не спит, не ест, худеет на глазах, что родителей пугает такой накал чувств в столь юном возрасте.

Некоторые родители в подобных ситуациях ведут себя крайне неправильно, запрещая подростку общаться с девочкой, в которую он влюблен. Такая неправильная тактика, как минимум, вызывает задержку нормального психосексуального развития, а порой, приводит и к трагическим последствиям, вплоть до депрессии и попытки самоубийства.

Это очень важный этап психосексуального развития. Здесь подросток учится знакомиться с девочками, обращать на себя внимание той девочки, в которую влюблен, и общаться не только со сверстниками и взрослыми, но и с объектом своей любви.

Поэтому родителям обязательно нужно учитывать это и ни в коем случае не вмешиваться. Как говорил великий Сент-Экзюпери: «Взрослые не должны вмешиваться в любовные дела детей».

На самом деле ничего страшного в платонической влюбленности нет. Это совершенно нормально и естественно для подросткового возраста. Все подростки с гармоничным развитием проходят через этот обязательный этап.

Воспоминание о первой любви остается у многих людей на всю жизнь как самое светлое и возвышенное чувство, в которым ещё нет места для истинной сексуальности. Это чисто романтические отношения.

Любое вмешательство взрослых исказит нормальное развитие ребенка: помимо задержки психосексуального развития, могут быть и специфические реакции, свойственные подростковому возрасту — реакция протеста, побеги из дома и другие.

Беспокоиться родителям не о чем. Несмотря на высокий накал чувств, платоническая влюбленность может пройти очень быстро. В этом возрасте все нормальные подростки очень влюбчивы. Родители просто порой забывают, какими они сами были в этом возрасте, и как нежелательно было любое вмешательство взрослых, и как они сами на это реагировали.

Если не происходит реализации платонической влюбленности, то любовь подростка может остаться не только безответной, но и незамеченной.

Для нормального формирования полового влечения свойственна наивность и неустойчивость увлечения объектом любви, смена влюбленностей и идеалов, что взрослые ошибочно могут расценить как ветреность и легкомысленность.

Подросток может влюбляться то в одну одноклассницу, то в другую, то в нескольких сразу, то в девочку из своего двора, то в свою учительницу, то в подругу матери.

Это совершенно естественно для подросткового возраста. Это как бы обучение, «проигрывание», поиск методом проб и ошибок тех признаков, особенностей и нюансов увлечений, эротических предпочтений и сексуальных ориентаций, которые в будущем будут характеризовать половое влечение.

Чем более широк у подростка выбор в периоде становления сексуальности, тем легче будет его адаптация (приспособление) в будущем.

Сексопатологи считают, что постоянство, «вечная любовь ещё со школы», длящаяся годами безответная любовь — показатель трудности сексуальной адаптации и узкого диапазона приемлемости, «застывшего выбора», что в последующем проявится узким, резко ограниченным индивидуальным выбором при вступлении в зрелую сексуальность.

Социальная изоляция, и в первую очередь, от сверстников, приводит к искажению сексуального поведения, нарушению реализации влечения.

При отсутствии правильной реализации платонического либидо все трудности, сомнения и неуверенность, свойственные этой стадии, перенесутся на более поздние стадии. Могут быть трудности в общении с лицами противоположного пола.

До тех пор, пока либидо не реализовано в половой близости, существует вероятность отклонения от нормального психосексуального развития, которые впоследствии будут затруднять проведение нормального гетеросексуального полового акта из-за отсутствия или искажения влечения.

Отечественные сексопатологи считают, что чем меньше проходит времени между началом фантазирования и его реализацией, тем гармоничнее формирование каждого компонента влечения. И наоборот, чем дольше откладывается реализация фантазий и мечтаний подростка, тем более вычурными и трудноисполнимыми они становятся.

Эротическая стадия либидо

При переходе либидо из платонической в эротическую стадию у подростка возникает интерес к интимной стороне взаимоотношения полов, эротической литературе, фотографиям эротического содержания.

В произведениях художественной литературы подросткам нравится описание сцен свидания и объяснений в любви. Взрослый человек в этих описаниях может не найти и намека на сексуальность, но они возбуждают воображение подростка и побуждают его к эротическому фантазированию.

Этот интерес может, как эпидемия, распространиться в коллективе подростков с нормальным психосексуальным развитием. К нему остаются равнодушными лишь дети с задержкой психосексуального развития и гормональной недостаточностью.

Эротическая стадия выражается в стремлении к нежности и ласкам — нежным словам и прикосновениям. По мнению Г.С.Всильченко, «эта стадия, чрезвычайно характерная для развития женской сексуальности, чужда природе подавляющего большинства молодых мужчин и чаще наблюдается у них при задержках психосексуального развития».

При наличии яркого эротического фантазирования и интереса эротическая стадия формирования либидо считается наступившей только при реализации с партнершей. Только стабильная реализация завершает формирование эротической стадии.

На эротической стадии реализация либидо чаще всего бывает без оргазма. Это вызывает фрустрацию (чувство неудовлетворенности, недовольства). Но на этой стадии фрустрацию отечественные сексопатологи расценивают как прогрессивное явление, которое побуждает к дальнейшим действиям и формирует переход к сексуальной стадии.

Но могут быть и формы эротической реализации, подкрепленные оргазмом, например, петтинг (трение половыми органами двух партнеров с наступлением половой разрядки) или мастурбация — суррогатная форма половой активности с аутоэротической направленностью (сексуальное влечение направлено на самого себя) или же мастурбация сопровождается эротическим фантазированием, в котором присутствует объект влечения, или могут быть нереальные фантазии, содержащие отклонения от нормальной сексуальности.

Если такие формы реализации либидо, сопровождающиеся оргазмом, практикуются длительное время, то может быть задержка формирования либидо.

Если происходит длительная задержка формирования либидо, то в эротическую стадию тесно вплетается уже не эротическое, а сексуальное фантазирование. Может быть фиксация на таких искаженных формах его реализации, подкрепляемых оргазмом, и вследствие этого — различные сексуальные девиации (сексуальные отклонения) и перверзии (сексуальные извращения — например, нарциссизм). И здесь уже эротическая стадия либидо сливается с сексуальной.

Реализация влечения может быть связана с определенной ситуацией или предметом. Например, подростка застали за мастурбацией, и он испытал при этом сильный оргазм. Эта ассоциативная связь закрепляется, и в последующем обычная мастурбация его уже не удовлетворяет и он старается мастурбировать на людях, формируется сексуальное извращение — эксгибиционизм.

Или подросток мастурбирует рядом с каким-то предметом, который оказался поблизости совершенно случайно, но оргазм ассоциируется у него именно с этим предметом, и в последующем может сформироваться фетишизм (сексуальное возбуждение при виде определенных предметов — одежды, белья и прочего).

Основным критерием завершенности каждой стадии В.М.Маслов с соавторами считают закрепление на практике. Пока нет реализации и подтверждения фантазий подростка, он как бы «зависает» между стадиями либидо — между платонической реализацией и эротической стадией, между эротической реализацией и формированием сексуального влечения.

Родителям следует знать, что если сын-подросток ходит в обнимку с девушкой и целуется с нею, то в этом ничего страшного нет. Это нормальное поведение, свойственное эротической стадии либидо. То есть, в данном случае имеет место реализация эротического либидо с девочкой, что свидетельствует о правильном психосексуальном развитии вашего сына. Многим подросткам вполне достаточно такого телесного контакта (объятия, поцелуи, танцы), и они даже не помышляют о половой близости.

Но некоторые родители, увидев сына целующимся или обнимающимся на улице с девочкой, приходят в ужас и обвиняют его в «разврате». На самом же деле никаких «грязных» помыслов, в которых родители обвиняют подростка, у него может и не быть. Поцелуи и объятия, а тем более, на людях, как раз свидетельствуют о том, что это ещё эротическая стадия либидо.

Подростки, которые живут половой жизнью, уже прошли эротичсекую стадию, поэтому не размениваются на такую «мелочь», как поцелуи. В отличие от взрослых, которые в объятиях и поцелуях видят предварительную эротическую игру, и для которых это необходимая прелюдия к интимной близости, — подростки, когда у них возникает желание близости и эрекция, стараются её немедленно реализовать. Подросток, который уже имеет опыт интимных отношений, будет уединяться с девочкой в квартире, пока родители на работе, или прятаться со своей партнершей по подвалам, чердакам, подъездам, или другим укромным метам, где можно осуществить половой акт, но не будет целоваться с девочкой на улице, так как это ему уже «неинтересно».

Поэтому, если родители застают сына целующимся или обнимающимся с девочкой, то не стоит негодовать. Тяга к противоположному полу в этом возрасте вполне естественна. И желание телесного контакта на уровне эротики тоже. Главное, чтобы не появился ранний интерес к интимной близости, когда либидо ещё не сформировано, а физически, психологически и социально подросток ещё не готов к полноценной половой жизни.

Чувственность подростка ещё не развита, он мало знает не только о культуре секса, но и своих потребностях и потребностях партнерши, не чувствует её сексуальную реакцию — а какая может быть сексуальная реакция у девочки-подростка! Чувственность женщины расцветает только к 25 годам, а то и позже. Поэтому первый половой акт подростка бывает второпях, эякуляция может наступить ещё до введения полового члена или после нескольких фрикций, а подросток смущается, что он «опозорился».

Неудача первого сексуального опыта может сформировать у подростка комплекс неполноценности и напрочь отбить вкус к сексу даже во взрослой жизни. Отсюда вытекают всевозможные сексуальные нарушения (отсутствие сексуального влечения, слабая эрекция, преждевременная эякуляция).

Если подросток боится повторить свой неудачный сексуальный опыт, то в последующем сексуальное влечение может принять извращенные формы, и юноша, а впоследствии мужчина, может найти иной объект влечения (животное, фетиш или человека своего пола, который будет к нему более снисходителен). Соответственно, могут сформироваться самые различные сексуальные извращения — нарциссизм, фетишизм, эксгибиционизм, фроттеризм, гомосексуализм, зоофилия, педофилия, геронтофилия и другие.

Для того, чтобы этого не случилось, чтобы предупредить раннее начало половой жизни и все нежелательные последствия этого, родителям надо заняться половым воспитанием сына ещё до формирования у него эротической стадии либидо.

Половое воспитание ребенка родителям нужно начинать как можно раньше, чтобы у него не сложилось мнения, что это — запретная тема, что только усилит его любопытство.

Если вы преодолеете свои ложные предубеждения, что «ребенку это знать рано», если сумеете установить с ним доверительный контакт и сможете говорить на темы сексуального воспитания свободно, а он, в свою очередь, будет вам рассказывать, что услышал от своих сверстников, и вы сможете опровергнуть эти ложные представления, — то вы избавите его от многих ошибок, а себя — от больших огорчений.

Не следует думать, что ваш ребенок ничего не знает о сексе. Он многое знает, но не все, что ему следует знать, а самое главное — неверно интерпретирует свои знания.

Как бы вы ни старались, вы не сможете избавить сына от этой информации. Стоит включить телевизор, и он может увидеть эротическую сцену в кинофильме. Их теперь показывают в любое время. Если вы будете закрывать сыну глаза или приказывать выйти из комнаты во время эротической сцены — то это вызовет обратный эффект, ему будет интересно, и в следующий раз он будет смотреть телевизор, когда вас не будет дома.

Сейчас у нас издается множество эротических изданий, газет, журналов, где есть фотографии, которые обязательно привлекут внимание вашего сына. На прилавках уличных лотков он может увидеть и листать эротические журналы. Возможно, и в вашем доме есть некоторые из них. Ребенок может рассматривать фотографии и прочитать статьи, смысла которых он не поймет, если вы ему раньше не объяснили. Поэтому он интерпретирует их по-своему.

Поэтому самое лучшее для родителей — не пытаться избавить ребенка от потока информации, — вы этого сделать не сможете, — а направить восприятие и переработку этой информации в нужное русло.

Если у вашего ребенка не будет повышенного интереса к проблемам секса, то любую новую информацию, даже услышанную от сверстников, он сможет воспринять разумно. Если он услышит от своих друзей то, чего вы ему ещё не рассказывали, он сможет обратиться к вам за разъяснениями. Конечно, при условии, что у вас с ним доверительные отношения.

Не бойтесь называть вещи своими именами. Ребенок все равно узнает обо всем от сверстников, но только это будет уже в другой интерпретации.

Если ваш сын будет шептаться по углам со своими приятелями, которые будут ему рассказывать то, что они сами где-то узнали, и это будет для них «запретной темой», «тайной», — то при этом у ребенка сформируется повышенный интерес к теме половых отношений.

Если же он узнает все от вас, то он не будет относиться к словам других ребят как к «жгучей тайне», и будет разумно оценивать сведения от сверстников.

Не стоит успокаивать себя, что он ещё «не дорос», и у него и в мыслях нет секса. Если либидо достигнет эротической стадии, то объятия и поцелуи могут перейти в поверхностный петтинг. При поверхностном петтинге раздражаются эрогенные зоны, в обычной жизни обнаженные (например, губы), а другие эрогенные зоны, в том числе и половые органы, раздражаются через одежду. Наиболее частый случай поверхностного петтинга — страстные поцелуи и тесные объятия до получения эякуляции и оргазма. А если у подростка будет оргазм, то от петтинга до полового акта — всего один шаг.

Раннее начало половой жизни чаще всего вызвано не сексуальным влечением — у подростка оно ещё довольно слабое, — а неправильным воспитанием в семье, отрицательным примером взрослых и подражанием сверстникам, а иногда — растлением или совращением мальчика.

Воспитание мальчика должны осуществлять оба родителя. Но чем старше становится сын, тем больше его половым воспитанием должен заниматься отец.

Но самое главное — не забывайте, что вы воспитываете ребенка не только словами, но и всем своим поведением. Дети всегда перенимают стереотип поведения родителей и подражают ему.

Если родители выражают свою любовь открыто, относятся друг к другу с нежностью, прикасаются друг к другу даже в присутствии детей, и ребенок слышит, что они говорят друг другу ласковые слова, — то это будет хорошим примером для него. С детства у него сформируется правильное представление о браке, о том, что это союз двух любящих людей, что не бывает брака без любви. Это позволит ему в будущем с той же нежностью и заботой относиться и к своей возлюбленной.

В половом воспитании важно не только дать ребенку необходимую информацию и ответить на все его вопросы о физиологии половых отношений, но и сформировать у него представление, что сексуальная жизнь имеет эмоциональный аспект, поэтому половая жизнь без любви, нежности и заботы друг о друге не имеет смысла. Это убережет его от бессмысленных и беспорядочных сексуальных контактов при формировании сексуального влечения.

Многие родители крайне отрицательно относятся к онанизму (мастурбации) своего ребенка. Безусловно, в детском возрасте онанизм — нежелательное явление, и родители должны сделать все возможное, чтобы ребенок не начал мастурбировать.

Предотвратить детскую мастурбацию можно при правильном половом воспитании, когда с детства ребенок знает об анатомии своих половых органов и не проявляет к ним повышенного интереса. Советы родителям, как избежать мастурбации в детском возрасте, даны в соответствующем разделе.

Теоретически нежелательно, чтобы занимался мастурбацией и подросток. Но, к сожалению, на практике предотвратить её родителям обычно не удается. Если вы объясните своему ребенку нежелательность мастурбации до того, как у него начнет пробуждаться половое влечение, то, возможно, вам удастся её предотвратить.

Но если подросток уже начал мастурбировать, то убеждения и разговоры чаще всего бесполезны. Что прикажете делать подростку, который видит эротические сны, во сне у него возникают эрекция, поллюции и оргазм, он испытывает психическое напряжение, но не может реализовать влечение другим способом?!

Поэтому как бы вам не хотелось запретить и заставить подростка прекратить мастурбацию, — вам это вряд ли удастся.

Неужели лучше, если он начнет в этом возрасте искать сексуальных контактов с кем попало для удовлетворения своей потребности? Не подавлять же его либидо!

Большинство современных зарубежных сексологов и некоторые отечественные сексологи считают мастурбацию взрослых людей даже полезной. В некоторых случаях она действительно необходима. Методика сексотерапии, разработанная сексопатологами для лечения сексуальных нарушений, обязательно включает мастурбацию. Считается, что если человек не знает своего тела и способов эффективной стимуляции, то это отрицательно влияет на его половые функции и способность переживать оргазм. Особенно важно это при лечении половой холодности у женщин, так как подавляющее большинство мужчин имеет опыт мастурбации.

Но сказанное относится именно ко взрослым людям. В отношении подростков существуют различные мнения, в том числе и такое, что если подросток не имеет опыта мастурбации, то он не знаком с оргазмом, и это может отрицательно сказаться и на его половых функциях. В целом мнение отечественных сексологов таково: умеренная мастурбация в подростковом возрасте не имеет никаких негативных последствий, и поскольку мастурбируют практически все мальчики, то родителям не стоит этого так страшиться и действовать репрессивными методами. Вредна мастурбация только если она чрезмерна или используются какие-либо изощренные способы, например, введение в мочеиспускательный канал инородных предметов или сочетание мастурбации с введением предметов в задний проход.

Мое отношение к этой проблеме таково: мастурбацию в подростковом возрасте не следует расценивать как необходимость, если сам подросток не стремится к такой половой разрядке. Но родителям нужно обязательно объяснить сыну, что в этом возрасте происходит его половое созревание, накапливаются половые гормоны, вырабатывается сперма, возникает сексуальное напряжение. Если подросток не будет прибегать к мастурбации, то сперма удалится при ночных поллюциях, и сексуальное напряжение спадет до следующего раза.

Обязательно объясните, что многие ребята начинают мастурбировать только потому, что этому их обучают сверстники. На самом деле мастурбировать совсем не обязательно, организм сам способен регулировать сексуальное напряжение.

Объясните сыну, что только лишь ради подражания сверстникам или из любопытства не стоит начинать мастурбировать, если у него самого нет подобного желания.

Но если сексуальное напряжение у подростка чрезвычайно интенсивно, то тут уговоры не помогут. Поэтому относитесь к этому разумно, предупредив сына, что мастурбация не должна быть чрезмерной. Не пугайте его «страшными» последствиями онанизма, что он облысеет, оглохнет, ослепнет или станет импотентом, — во-первых, это неправда, а во-вторых, вы сделаете гораздо хуже, сформировав у сына комплексы и чувство вины. Во многих случаях причина проблема с сексуальным влечением и эрекцией у взрослых мужчин связана с запугиванием последствиями мастурбации в детском и подростковом возрасте. Став взрослым, такой мужчина боится женщин, он не уверен, получится ли у него половой акт с женщиной, а чем больше мужчина боится и сомневается, тем больше шансов, что он и в самом деле потерпит фиаско (см. главу «Почему мужчины мастурбируют»).

Разговаривая с родителями, которые были крайне обеспокоены мастурбацией сына, я выясняла, что и сами родители тоже не остались в стороне от самоудовлетворения. Смущаясь и краснея, они признавались, что когда-то давно они тоже пробовали мастурбировать, но начинали с жаром приводить какие-либо оправдания. Так почему же, оправдывая себя, они винят сына? К тому же некоторые отцы и в настоящее время прибегают к самоудовлетворению. Но почему-то они считают, что взрослым мужчинам «иногда можно», а сыну ни в коем случае нельзя.

Отец полагает, что при перерывах в половой жизни, если жена больна или отказывает мужу в близости, то мужчине ничего иного не остается, как удовлетворять себя самому. «Это все же лучше, чем искать случайных связей и рисковать заразиться венерическим заболеванием», — говорил мне один обеспокоенный отец. А сыну, который вступает в пору половой зрелости, и организм которого насыщен гормонами не меньше, а то и больше, чем у 40-летнего папы, — получается, надо искать разрядки именно в случайных связях, рискуя заболеть сифилисом или того хуже, СПИДом? Или у папы есть возможность предложить сыну иной вариант половой разрядки, кроме самоудовлетворения и полового сношения?

Раннее начало половой жизни чревато ещё большими нежелательными последствиями. В первую очередь это сказывается на психическом развитии подростка. Переориентируются все интересы подростка, излишне активная сексуальные жизнь может быть в ущерб его учебе и социальному развитию. Неумение правильно строить свои отношения с сексуальной партнершей, правильно вести себя во время полового сношения затормозит развитие его сексуальности, и он, даже став взрослым, будет относиться к сексу как к явлению, имеющему чисто физиологический, а не психологический аспект. Вряд ли, повзрослев, он станет ласковым и нежным любовником и хорошим мужем, сможет бережно и внимательно относиться к своей партнерше. А к чему приводят беспорядочные половые связи в столь незрелом возрасте, — вы и сами прекрасно знаете.

Не ругайте сына, если он стал все время проводить с одной и той же девочкой, дарит ей маленькие подарки, звонит по телефону, провожает в школу. Это вполне нормальный этап психосексуального развития подростка. Если родители будут запрещать ему контакты с девочкой, в которую он влюблен, или в принципе запрещать занятия сексом, аргументируя, что это для него ещё слишком рано, — то это вызовет лишь негативизм (отрицательное отношение, противодействие), протестную реакцию, а запретный секс покажется привлекательным.

Сами родители должны уяснить для себя, что телесные контакты со сверстницей в этом возрасте вполне естественны и даже необходимы для нормального психосексуального развития. Причем, от тяги к представительнице противоположного пола до интимной близости с нею, — при правильном половом воспитании могут пройти годы.

В телесном контакте со сверстницей происходит не только реализация эротического либидо, но и удовлетворяется естественное любопытство подростка. Он учится чувствовать свою возлюбленную, изучает собственные реакции и реакции девочки в процессе контакта.

Родителям следует объяснить сыну, что ещё до интимной близости есть возможность изучить собственную сексуальность и реакцию партнерши на ласки, что и помимо полового акта есть другие варианты сексуального общения, которые принесут ему немало приятного и гораздо меньше огорчений, чем преждевременная половая жизнь.

Отец должен объяснить сыну физиологию полового акта, рассказать, что ожидает сына при интимной близости и чем обычно заканчивается первый неудачный опыт. Объяснить, что такой половой акт принесет ему одни разочарования, и он ничем не лучше мастурбации, а в будущем первая неудача может негативно отразиться на его сексуальности.

В этом возрасте подросток уже должен знать как можно больше информации о нормальной половой жизни и половых извращениях. Многие подростки с извращением сексуального влечения, которые ничего не знают о физиологии нормальной половой жизни, так как родители им ничего не объяснили, — сами даже не осознают, что они совершают что-то противоестественное, удовлетворяя половое влечение, так как при этом они испытывают оргазм, и это им приятно. А раз приятно, — следовательно, хорошо.

Многие подростки не знают, что такое сексуальные извращения. Да что там подростки! Большинство взрослых людей тоже о них ничего не знает. Если спросить тысячу человек, какие формы полового удовлетворения считаются извращенными, — то почти все назовут только гомосексуализм. На самом же деле существует несколько десятков различных перверзий (сексуальных извращений), о которых люди ничего не знают. В соответствующем разделе вы прочтете о наиболее часто встречающихся перверзиях и узнаете, почему они возникают. Вы сами убедитесь, что в извращении полового влечения немаловажную роль играет неправильное половое воспитание.

Подросток должен узнать о половых извращениях именно от родителей, чтобы отношение к тому, что есть норма, а что патология, — у него было четким.

Не следует думать, что рассказав подростку о физиологии половой жизни и сексуальных извращениях, родители тем самым вызовут повышенный интерес сына именно к извращениям. Ничего подобного. Привлекательным для подростков бывает именно то, что запретно и что скрывается. Если это нормальный подросток без психических отклонений, с нормальным психосексуальным развитием, то при правильном половом воспитании он никогда не станет «извращенцем».

А если у него есть личностные аномалии и нарушения психосексуального развития, то его надо лечить у психиатра. В этих случаях даже если родители будут скрывать от него всю информацию по проблемам пола, он сам найдет, как реализовать свое влечение, и скорее всего, оно у него примет суррогатные или извращенные формы.

Сексуальная стадия либидо

Сексуальная стадия либидо протекает на фоне специфических эмоций низшего порядка. Они возникают в периоде полового созревания и поддерживаются так называемым феноменом Тарханова — эякулят (сперма), накапливаясь в семенных пузырьках и выводных протоках, давит на их стенки и повышает половую возбудимость. Когда семенная жидкость извергается наружу, например, при половом акте, мастурбации или поллюции, то давление на стенки резервуаров снижается, и половая возбудимость уменьшается, что приводит к снижению выраженности полового влечения. Когда эякулят вновь накапливается, половая возбудимость вновь усиливается, и так далее.

В этом возрастном периоде проявления сексуальной стадии либидо обычно превышают индивидуальную физиологическую норму, и поэтому называются юношеской гиперсексуальностью. Эта стадия сопровождается не поддающимися контролю и непроизвольными феноменами — избирательным любопытством к любой сексуальное тематике, всему, что связано с половыми органами и проблемами пола, спонтанными (самопроизвольными) эрекциями с выраженным половым возбуждением, даже в ситуации, исключающей сексуальный контакт, ночными поллюциями и мастурбацией. Для подростков-юношей характерно интенсивное половое влечение в соответствии с его психосексуальными установками.

Все вместе взятое может вызвать душевный разлад, внутренние конфликты и конфликты с партнершей, если она не в восторге от гиперсексуальности своего приятеля.

В подростковом и юношеском возрасте возможны две-три влюбленности. По мнению И.С.Кона, юношеская влюбленность, наряду с яркой чувственной окрашенностью, не лишена игрового характера, и собственные переживания для юноши порой важнее, чем объект его привязанности.

В выборе объекта влюбленности большая роль принадлежит мнению сверстников — если эту девочку (девушку) все считают самой красивой и привлекательной, то это как бы существенно повышает престиж самого подростка (юноши).

Сексуальная активность подростка (юноши) может быть диссоциирована — он может обожать свою избранницу, но при этом возможны эротические и сексуальные контакты с менее привлекательной, совсем не обожаемой, но доступной девушкой.

Сексуальное влечение становится зрелым только после некоторого периода регулярной половой жизни.

Биологические и социальные факторы играют немалую роль в развитии сексуальности, являющейся частью психического развития человека. Их соотношение в разные периоды изменяется.

Основное направление в развитии человеческой психики — это переход от низшего к высшему.

В процессе развитии ребенка происходит переход от удовлетворения биологических потребностей (в еде, сне) и примитивных эмоций удовольствия и неудовольствия к высшим эмоциям, формируются общественные представления и социальное сознание, правильная оценка своих способностей.

Эта закономерность характерна и для психосексуального развития. В процессе становления сексуальности на биологическую детерминированность (предопределенность) половой роли (мужской или женской) накладывается влияние социальных факторов. Гормональный фон определяет интенсивность проявлений сексуальности.

Разделение психосексуального развития на этапы условно. Все этапы психосексуального развития , половое самосознание, половая роль и психосексуальные ориентации тесно взаимосвязаны.

Существует преемственность стадий этого процесса. На каждом из этапов становления сексуального развития имеются задатки последующего. Если выпадает какой-либо этап, то это искажает течение последующих стадий, а в целом это влияет на всю сексуальность человека. И вместе с тем это динамичные структуры, которые могут меняться не только в процессе их формирования, но и в течение последующей жизни, хотя основы всех компонентов сексуальности закладываются при их становлении.

Если ранние этапы нормального психосексуального развития отсутствуют или нарушаются, то возникают грубые нарушения, деформация сексуальности, которые затрагивают ядро личности. Сексопатологи называют такие нарушения «ядерными».

Если отрицательные факторы влияют на личность человека уже на завершающих стадиях развития сексуальности, то это приводит к более легкой патологии, которая в психиатрии называется «краевыми» нарушениями — то есть, как бы стоящие «на краю» между нормой и патологией.

Половая деятельность человека — результат многих составляющих. В нервной регуляции половой функции человека принимает участие кора головного мозга, подкорковые образования и центры спинного мозга. Так называемая лимбическая система является нервным субстратом эмоций и влечений, в том числе и либидо. Лимбическая система включает в себя ряд корковых, подкорковых и стволовых структур мозга. Половые центры находятся во взаимодействии и соподчинении, осуществляя регуляцию половой функции на разных уровнях — корковом, подкорковом и спинальном (на уровне спинного мозга), и образуют единую иерархическую систему.

Либидо и оргазм не могут существовать без участия головного мозга. Но эрекция у мужчин относится к спинальным рефлексам (то есть, связанным со спинным мозгом), и может возникать после повреждения спинного мозга в грудном отделе при сохранении поясничного отдела. Но после повреждения спинного мозга в поясничном отделе психические факторы не оказывают влияния на эрекцию.

Кроме того, у взрослого человека уровень возбудимости половых центров и сила либидо в значительной степени зависят от половых гормонов. Мужские половые гормоны (андрогены) и женские (эстрогены), — вырабатываются не только половыми железами, но и надпочечниками. Поэтому в крови мужчины содержится некоторое количество женских половых гормонов, а в крови женщины — мужских половых гормонов.

Половое влечение во многом определяется уровнем мужских половых гормонов. Как пишут А.Бова и Е.Савина, позднее начало половой жизни или полное отсутствие половой активности у мужчин, как правило, свидетельствует о сексуальных нарушениях. Сексуальная активность мужчины в браке (частота половых актов) характеризует сохранность нейрогуморальной составляющей копулятивного цикла (от слова «копуляция» — половое сношение), связанной с деятельностью глубоких структур мозга и всей системы эндокринных желез.

Г.С.Васильченко в единой половой системе выделяет четыре функциональных комплекса (или подсистемы):

  1. Нейрогуморальная составляющая, связанная с деятельностью глубоких структур мозга и всей системы эндокринных желез, — обеспечивает выраженность полового влечения и соответствующую возбудимость всех отделов нервной системы, регулирующих половую деятельность.
  2. Психическая составляющая, связанная с деятельностью коры головного мозга, определят направленность полового влечения, облегчает возникновение эрекции до момента ведения полового члена во влагалище и обеспечивает специфические для человека формы проявления половой активности, в том числе соответствие поведенческих реакций условиям конкретной ситуации и морально-этическим требованиям.
  3. Эрекционная составляющая (ее анатомо-физиологическим субстратом являются центры эрекции в спинном мозгу, а также половой член), представляет собой конечный исполнительный аппарат, обеспечивающий, главным образом, механическую сторону полового акта.
  4. Эякуляторная составляющая, основанная на интеграции (объединении) разных элементов — от предстательной железы до парацентральных долек головного мозга, обеспечивает главную биологическую задачу (оплодотворение) — выделение семенной жидкости.

Способность к переживанию оргазма может быть выражена ещё задолго до наступления полового созревания, а либидо и оргазм могут сохраняться и после наступления климакса.

Сексуальная патология может проявляться и как отклонение от нормального течения половой деятельности человека, и как расстройство любого из составляющих элементов половой функции.

Глава 2. ПРОЯВЛЕНИЯ НОРМАЛЬНОЙ МУЖСКОЙ СЕКСУАЛЬНОСТИ

К проявлениям нормальной мужской сексуальности Г.С.Васильченко относит эрекцию, эякуляцию, оргазм и половое влечение. Все это объединяется в копулятивный (совокупительный цикл).

Эрекция

Эрекция (от латинского «erigo», «erectum» — выпрямлять, поднимать) — увеличение полового члена в объеме по сравнению с состоянием покоя (примерно втрое) и приобретение им механической твердости, необходимой для введения во влагалище и обеспечивающей проведение полового акта.

Эрекция и эякуляция — самые характерные феномены мужской сексуальности. В древности эрекции полового члена придавалось символическое значение, что положено в основу фаллического культа.

Эрекция мифологизирована и фетишизирована у многих народов. Фаллос (синонимы — фалл, «линга») — эрегированный половой член — рассматривался как религиозный символ. В Древней Греции перед храмами и домами стояли так называемые гермы — квадратные колонны с мужской головой и эрегированным половым членом, служившие предметом поклонения.

Во многих странах фаллос обожествлялся. Верховного жреца чтили и узнавали по детородным органам, а при совершении многих религиозных обрядов торжественно несли в честь различных божеств изображение фаллоса.

Египтянки на празднике вакханалий носили на шее искусно сделанное деревянное изображение фаллоса, большое и тяжелое, каждая по своим силам. На статуе главного бога фаллос был настолько большим, что превосходил размерами его тело.

В Древнем Риме маленькие дети носили на шее фаллические амулеты как средство защиты от зла. Честь подносить цветы и венки богу Приапу предоставлялась самым уважаемым римским матронам, а на его детородный орган сажали девственниц при вступлении их в брак.

В странах Скандинавии фаллические статуи ставили рядом с христианской церковью вплоть до ХII века. Множество изображений фаллоса до сих пор можно увидеть в странах Центральной Азии.

Как пишет Г.С.Васильченко, «эрекция — самый элементарный, самый стойкий и в то же время самый уязвимый феномен мужской сексуальности». Из всех проявлений мужской сексуальности эрекция формируется и появляется первой — задолго до появления либидо (сексуального влечения), эякуляции и оргазма. Эрекция наблюдается у мальчиков даже в грудном возрасте.

И в то же время эрекция отличается чрезвычайной чувствительностью к различным неблагоприятным воздействиям, в том числе и к психотравмирующим. Этот механизм обусловлен тем, что эрекция подконтрольна высшей нервной системе, и любые отрицательные эмоции способны воздействовать и на способность к эрекции. Ранимость эрекции обусловлена и тем, что она является своеобразным символом мужественности, мужской силы и мужского достоинства.

Эрекция — рефлекторно-сосудистый акт. В основе эрекции лежит наполнение кровью пещеристых тел полового члена. Сосудистый эффект усиливается механическим приподниманием полового члена.

Врачи древности считали, что эрекция происходит из-за скопления воздуха. Сосудистая природа эрекции была доказана 200 лет назад голландским анатомом и физиологом Ренье де Граафом.

Раньше предполагалось, что эрекция связана с застоем крови в венах и затруднение оттока крови по отводящим венам полового члена.

Однако Франсуа Франк доказал, что в основе эрекции лежит усиление притока артериальной крови, а замедление оттока крови по венам играет лишь вспомогательную роль. Это мнение было подтверждено исследованиями Легро. Перевязав вены у корня полового члена, он установил, что затруднение оттока венозной крови вызывает лишь набухание пещеристых тел полового члена, но это ещё не эрекция.

В настоящее время это мнение является общепринятым — механизм эрекции связан с усилением притока артериальной крови. Поэтому попытки перевязать половой член или сдавить его у корня (например, при попытках изнасилования мужчины женщинами) малорезультативны для проведения нормального полового акта, если мужчина не испытывает сексуального возбуждения и, соответственно, нет хорошего притока артериальной крови. Половой член набухнет кровью, но это очень далеко от нормальной эрекции.

Знаменитый сексопатолог начала ХХ века Л.Я.Якобзон пишет, что при эрекции переполняются кровью не только пещеристые тела, но и часть мочеиспускательного канала, семенной бугорок и шейка мочевого пузыря. Из-за этого при сильной эрекции мочеиспускание становится невозможным или крайне затруднительным. Впоследствии было установлено, что мочеиспусканию при эрекции препятствует непроизвольное сокращение внутреннего сфинктера мочевого пузыря.

Губчатое тело мочеиспускательного канала и головка полового члена даже на высоте эрекции менее напряжены, чем пещеристые тела самого полового члена. Благодаря этому создаются благоприятные условия для прохождения спермы через мочеиспускательный канал. Головка полового члена менее плотная и является как бы буфером, ограждая половые органы женщины от травматизации.

Рефлекторная природа эрекции была доказана Браше, который в эксперименте установил, что у животных с перерезанным спинным мозгом возможно вызвать и эрекцию, и эякуляцию при раздражении полового члена, а также прямым электрическим раздражением нерва.

Сосудодвигательные нервы полового члена берут начало от крестцовых корешков, а весь нервно-сосудистый аппарат связан с крестцовым и поясничным отделами спинного мозга. Если раздражаются нервные окончания полового члена, то возбуждение передается на 3 вида нервов, и это вызывает расширение сосудов полового члена.

Физиологический механизм эрекции Г.С.Васильченко описывает так. В покое, при отсутствии сексуального возбуждения, артерии полового члена находятся в состоянии среднего сокращения. В ситуациях, вызывающих сексуальное возбуждение, импульсы из головного мозга с помощью опосредованного воздействия вызывают расширение сокращенных артерий полового члена. Они сильно расширяются, и обильная волна крови вливается в сосудистую сеть пещеристых тел, заполняя и растягивая их. В ситуациях, неблагоприятных для половых проявлений, и после окончания полового акта нервные импульсы оказывают противоположное действие — артерии суживаются.

Гольц установил, что высшей инстанцией, интегрирующей с помощью нервных путей все «низшие механически-рефлекторные центры», выполняющие лишь «черную работу» сближения, — является головной мозг.

Когда возникает эрекция полового члена, мужчина становится способен к введению его во влагалище и совершению полового акта. Эрекция сопровождается желанием половой разрядки, избавления от половой напряженности.

Если половой член получает необходимую стимуляцию — о стенки влагалища, мануальную (рукой) или оральную (ртом, языком партнерши), то эрекция усиливается, и половое возбуждение нарастает.

Если стимуляция приостанавливается, то возбуждение постепенно ослабевает. При этом расширяются вены полового члена, происходит отток крови, и эрекция уменьшается — то, есть, половой член уменьшается в объеме и становится мягче.

Если стимуляция возобновляется, то эрекция вновь восстанавливается. При половом акте таким образом мужчина может произвольно регулировать его продолжительность, — то приостанавливая фрикции пениса во влагалище и пережидая, пока спадет возбуждение, то вновь возобновляя поступательные движения полового члена.

У каждого мужчины способность к такому удлинению (пролонгации) полового акта индивидуальна. Во многом это зависит от тренировки. Юноши и молодые мужчины ещё не умеют продлевать половой акт, они совершают энергичные фрикции, за счет чего половой член получает сильную стимуляцию, поэтому половой акт непродолжителен. Зрелый мужчина с нормальной потенцией может обучиться значительно продлевать половой акт (для тех, кто не владеет этой техникой, она подробно описана в главе «Как продлить половой акт»).

А.Бова и Е.Савина разделяют эрекции на спонтанные и адекватные. К адекватным эрекциям относятся напряжение полового члена в обстановке интимной близости или при воздействии сексуальных раздражителей. Спонтанные (самопроизвольные) эрекции возникают вне эротизирующей обстановки, непроизвольно (например, во время сна, при утреннем пробуждении) и часто не сопровождаются половым возбуждением. Если у мужчины бывают хорошие спонтанные эрекции, — то это свидетельствует об отсутствии серьезных нарушений потенции.

Скорость наступления эрекции тоже индивидуальна. Эрекция — результат полового возбуждения (второй фазы физиологического цикла сексуальной реакции). Возбудимость у разных мужчин различна. У мужчин со слабой возбудимостью эрекция наступает медленно, им для этого нужны более сильные раздражители. У мужчин с высокой возбудимостью эрекция может наступить от множества эротических стимулов, даже в ситуациях, исключающих сексуальный контакт — вид незнакомой привлекательной женщины, эротическая фотография, запах женщины, воспоминания о прошлом сексуальном опыте, ненароком увиденный кусочек нижнего белья женщины, и тому подобное.

На эрекцию могут отрицательно повлиять многие факторы. Резкий звук, голоса или шаги за дверью, телефонный звонок, стук в дверь, испуг, нетактичное замечание партнерши или какие-то элементы её поведения, отвлечение внимания мужчины, неожиданное изменение позы, спазм в ноге или руке, внешнее болевое раздражение или боль в каком-либо участке тела, неожиданно пришедшая в голову мысль, — все это может снизить эрекцию. Все, что может быть отвлекающим фактором, все отрицательно влияет на эрекцию.

Эрекция полового члена в определенной мере фетишизируется даже в наши дни. В художественной литературе описывается «стальной», «железный» половой член, «пульсирующий», «готовый лопнуть». Безусловно, это далеко от действительного физиологического состояния и является плодом художественной фантазии писателей. Например, Зильбергельд так описывает эрекцию: «Одного вида или прикосновения женщины достаточно для того, чтобы половой член встал, и если у мужчины расстегнута ширинка, его член выскакивает наружу… И уже ничто его не остановит». «Наши несбыточные мечты…», — иронически комментируют это описание сексопатологи А.Бова и Е.Савина.

Эякуляция

Эякуляция (от латинского «ejaculatio» — выбрасывание, извержение), синоним — семяизвержение — выделение эякулята (семенной жидкости, спермы) из мочеиспускательного канала при половом сношении или заменяющих его формах половой активности (мастурбация, петтинг, поллюции, оральный секс).

Эякуляция, как и эрекция, является рефлекторным актом. Это более сложный акт, так как все процессы должны происходить в определенной последовательности, что способствует смешиванию секрета разных желез, из которых состоит семенная жидкость, — для обеспечения нормальной жизнедеятельности сперматозоидов.

Центр эякуляции находится в поясничном отделе спинного мозга. Играют роль также определенные отделы головного мозга.

Эякуляция и оргазм происходят после резкого нарастания полового возбуждения при стимуляции полового члена (при фрикциях во влагалище или иной стимуляции).

Эякуляция начинается с активного мышечного сокращения семявыносящих протоков и происходит в две фазы.

В первой фазе семя выводится из придатков яичка в предстательную часть мочеиспускательного канала (уретры). В этой фазе семя давит на заднюю часть мочеиспускательного канала, что вызывает ощущение сладострастия. Как пишут В.Мастерс и В.Джонсон, здесь оргазма как такового ещё нет, а возникает лишь ощущение его неотвратимости. Этот момент возникает за 2-4 секунды до выброса эякулята.

В первой фазе, предчувствуя наступление семяизвержения, мужчина может научиться контролировать эякуляцию, сдерживая наступление оргазма.

Отсрочка эякуляции достигается тремя способами — приостановкой фрикций или иной стимуляции полового члена, сдавлением коронарного ребра полового члена при извлечении полового члена из влагалища или надавливанием на определенную точку в области корня полового члена, что возможно и без извлечения пениса их влагалища (подробнее эта техника описана в главе «Как предотвратить преждевременную эякуляцию»).

Во второй фазе происходит выбрасывание семени в виде смеси различных секретов половых желез — в женские половые органы или наружу. Эта фаза рефлекторная. Если она начинается, то приостановить её невозможно.

Семяизвержение происходит через несколько секунд после достижения точки «эякуляционной неизбежности», так как на прохождение семенной жидкости через мочеиспускательный канал требуется определенное время. При эякуляции шейка мочевого пузыря плотно закрывается. Благодаря этому семя проталкивается вперед, а кроме того, это препятствует смешиванию его с мочой.

Затем возникает стадия семяизвержения — происходят ритмические сокращения предстательной железы, мышц промежности и полового члена (что соответствует перемещению семени), с интервалами 0,8 секунд. После 3-4 сокращений полового члена интервалы между сокращениями увеличиваются, а их интенсивность постепенно уменьшается.

Эякуляция может быть такой интенсивной, что у некоторых мужчин семенная жидкость извергается на расстояние 1 метр.

Выброс мужской семенной жидкости во время полового акта обычно хорошо ощущается женщиной. Это может оказаться сильной стимуляцией для женского влагалища, и женщина может испытать сильный оргазм, ощущая пульсацию полового члена во время семяизвержения.

Как пишет Г.С.Васильченко, хотя эякуляция — акт непроизвольный, то есть, возникающий помимо воли мужчины, но тем не менее, головной мозг имеет на неё определенной влияние. Это доказывается тем, что эякуляция может наступить и при чисто психическом возбуждении, без воздействия на эрогенную зону (половой член). Кроме того, это доказывается и существованием так называемого кортикально обусловленного функционального асперматизма — половой акт с определенной женщиной никогда не заканчивается эякуляцией независимо от продолжительности фрикций, а с другой женщиной эякуляция может быть своевременной.

Сперма (синонимы — семенная жидкость, эякулят) — является смесью продуктов секреции мужских половых органов — семенников и придаточных половых желез. Сперма взрослого мужчины представляет собой слизеподобную неоднородную непрозрачную жидкость с характерным запахом. Количество её индивидуально и может быть т 1-2 до 10 мл и более, а в среднем, 3 — 3,5 мл. Способность спермы к оплодотворению не зависит от её количества.

Оплодотворяющая способность спермы определяется количеством сперматозоидов в 1 мл семенной жидкости. В норме это количество составляет 60 — 120 миллионов сперматозоидов. Причем, живых и подвижных сперматозоидов должно быть не менее 70%. По данным Всемирной организации здравоохранения, самой нижней границей нормы считается 20 миллионов сперматозоидов (спермиев).

Сперматозоид (синонимы — спермий, живчик, сперматозон) — зрелая мужская половая клетка. Ее открыл в 1680 году студент-медик Й.Гам, а позже описал А.Левенгук. Термин «сперматозоид» предложил в 1827 году К.М.Бэр. В зрелом сперматозоиде человека выделяют головку, шейку, тело и хвост, или жгутик. Длина сперматозоида составляет 50-60 мкм. В головке сперматозоида находится ядро, которое несет генетическую информацию мужчины. В шейке и теле имеются спиральные нити, обеспечивающие двигательную активность сперматозоида.

Наиболее характерным свойством сперматозоида является его подвижность. Она осуществляется вращением вокруг собственной оси по часовой стрелке с помощью ударов хвоста. Сперматозоид, обладающий нормальной подвижностью, движется против тока жидкости со скоростью 3 мм в минуту.

Сперматозоид существует во влагалище 2,5 часа, а если он попадает в шейку матки — то до двух суток и даже более. Поэтому оплодотворение зрелой яйцеклетки женщины может произойти даже спустя двое суток и более после полового сношения, если сперма попала из влагалища в матку.

На переднем конце головки сперматозоида находится акросома, которая обеспечивает проникновение спермия в женскую яйцеклетку. В большинстве случаев яйцеклетку может оплодотворить только один спермий. Пол будущего ребенка зависит от того, какая в нем содержится половая хромосома — X или Y. Сперматозоиды с Y-хромомомой называются андромермиями, а с Х-хромосомой — гиноспермиями.

Объем спермы зависит от секрета придаточных половых желез, которые её разжижают и создают благоприятные условия для жизнедеятельности сперматозоидов. Кроме сперматозоидов, в сперме содержатся органические вещества, микроэлементы, протеин, аминокислоты, ферменты, глюкоза, лимонная кислота и другие элементы, которые служат питательной средой для сперматозоидов, обеспечивают их выживание и подвижность в женских половых органах. Возможны индивидуальные различия в составе, окраске и количестве спермы.

Если в течение суток у мужчины было несколько половых сношений, то в третьей порции эякулята сперматозоиды исчезают, и семенная жидкость представляет собой только секрет половых желез. Сперматозоиды вновь появляются в сперме только через 2-3 суток полового покоя.

Оргазм

Оргазм (греческое «orgasmos», от «orgao» — пылаю страстью) — высшая степень сладострастного ощущения в момент завершения полового акта или заменяющих его форм половой активности. Его ещё называют высшей точкой (вершиной) или «клаймаксом».

Оргазм может проявляться по-разному не только у разных людей, но и у одного и того же человека. Он может представлять собой взрыв ощущений, экстаз, лавину, а может быть и виде более мягкой и менее напряженной реакции. Как пишут А.Бова и Е.Савина, «хотя физиологические параметры всех оргазмов сходны, восприятие одного оргазма может отличаться от другого как стакан прохладной воды в жару, когда вы страдаете от жажды, отличается от питья, предлагаемого вам в обычном состоянии».

Различная интенсивность оргазма может быть связана с физиологическими факторами, например, усталостью, короткими интервалами между оргазмами. Интенсивность оргазма зависит и от психологических факторов — настроения, взаимоотношения между партнерами, эмоционального настроя на половой акт, предвкушения наслаждения и отношения к половому акту.

Начало оргазма большинство мужчин воспринимают как ощущение тепла или давления, иногда с пульсацией. Это соответствует фазе «эякуляционной неизбежности». Затем оргазм ощущается как быстрые, доставляющие огромное наслаждение сокращения анального сфинктера (заднего прохода), прямой кишки, промежности и полового члена. Это может быть острым ощущением или ощущением «изнеможения». Или мужчина ощущает «выброс теплой жидкости», «выстреливание», что соответствует выходу спермы из мочеиспускательного канала.

В фазе оргазма и у мужчин, и у женщин наблюдается повышенное напряжение мышц всего тела. Во время оргазма могут возникнуть мышечные спазмы и судороги конечностей. Напряжение мышц лица проявляется в виде гримасы или нахмуривания бровей. Неопытный партнер(ша) может принять такое искажение лица как выражение недовольства, но на самом деле это всего лишь непроизвольная реакция.

И с этих позиций партнер(ша) должен воспринимать эту «гримасу» как доказательство высокого уровня сексуального возбуждения, во время которого управлять своей лицевой мускулатурой человек не может.

И наоборот. Если партнерша симулирует оргазм, охает, стонет и бьется в конвульсиях, но при этом в самый критический момент улыбается и на её лице «написано» выражение неописуемого блаженства, — то это может дать основание мужчине заподозрить её в притворстве. Ощущения блаженства, умиротворенности и покоя на лице женщины партнер сможет увидеть потом, после переживания оргазма, но не во время него. После настоящего ( а не симулируемого) оргазма женщина расслаблена, ей не хочется двигаться, хочется неги и ласки. А если сразу после своих мнимых судорог она деловито говорит мужчине о каких-то посторонних вещах, — то это тоже один из косвенных признаков симуляции оргазма.

Оргазм у мужчин отличается от оргазма женщин не только по его продолжительности (у мужчин он короче) и интенсивности (у мужчин все ощущения острее), но и наличием двух четко различимых фаз (они описаны в разделе о эякуляции). В отличие от мужчин, у женщин нет стадии возбуждения, которая бы соответствовала «неизбежности оргазма» в мужской сексуальной реакции. Наступление оргазм у женщины может быть прервано каким-либо отвлекающим фактором в любой момент. А если мужчина достиг фазы «неизбежности», то оргазм наступит обязательно. Хотя оргазмы у одного и того же мужчины различаются по своей интенсивности, но в целом они более однообразны, чем у женщин.

Оргазм — самая короткая фаза копулятивного цикла. Она характеризуется ритмичным сокращением мышц, вызывающим сильные ощущения, после чего возбуждение у мужчин быстро снижается.

Оргазм у мужчин обычно длится несколько секунд. Тип оргазма, при котором сила сладострастного ощущения быстро нарастает и быстро пропадает, сексопатологи называют пикообразным, или кратковременным оргазмом. Он свойственен мужчинам. Но такой тип оргазма, но более длительный, чем у мужчин, может быть и у женщин.

С физиологической точки зрения оргазм — это период удовлетворенности, когда сознание человека направлено внутрь, на наслаждение. Внешние раздражители при этом практически не воспринимаются. Поэтому психиатры шутят, что оргазм — тоже одна из форм нарушенного сознания

Раньше существовали гипотезы, объясняющие природу оргазма, основываясь на его периферическом или центральном происхождении.

Гипотезы периферического происхождения оргазма связывали его с сокращением семяизвергающих мышц или с активным преодолением семенной жидкостью узких устьев семявыносящих протоков, которые открываются в заднюю часть мочеиспускательного канала на семенном бугорке.

Гипотезы центрального происхождения оргазма связывали его с раздражением центров спинного мозга или так называемых параспинальных (находящихся около спинного мозга) образований вегетативной нервной системы, либо с существованием в головном мозге особого центра, который при возбуждении изливает на остальные клетки мозга специфическое «одурманивающее вещество».

По мнению Г.С.Васильченко, оргазм является результатом сложного взаимодействия ряда структурных образований, расположенных н различных уровнях (тазовом, спинальном, диэнцефальном и корковом).

В первой фазе эякуляции (преоргастической) из-за активного преодоления семенной жидкостью узких устьев семявыносящих протоков и поступления её в простатическую часть мочеиспускательного канала возникают импульсы, которые поступают в высшие центры головного мозга и вначале воспринимаются как ощущение неотвратимости, невозможности остановить надвигающуюся волну оргазма, но ещё не как сам оргазм.

Во второй фазе оргазма импульсы из простатической части мочеиспускательного канала поступают в центр головного мозга (в парацентральные дольки). Этот центр сенсибилизирован (то есть, имеет повышенную чувствительность) суммой импульсов с эрогенной зоны головки полового члена. Объединение (интеграция) этих импульсов центром в головном мозгу после преодоления порога наступления оргазма вызывает цепную реакцию, которая проявляется в сильнейшем нервном разряде. Его двигательный компонент реализуется в виде серии мышечных спазмов, которые пробегают по наружной части мочеиспускательного канала с интервалами в 0,8 секунд, и сопровождается сильнейшим чувственным аккомпанементом.

Хотя в норме эякуляция и оргазм происходят одновременно, однако сексопатологи разделяют эти два процесса. Оргазм — это прежде всего резкое ритмичное сокращение мышц половых органов и других частей тела. Этим обеспечивается снятие накопления сексуального напряжения и переживание сладострастных ощущений. Но оргазм может происходить и без эякуляции, а эякуляция может быть и без оргазма.

Г.С.Васильченко объясняет диссоциацию оргазма и эякуляции с позиции системной концепции. Она подразумевает функциональное единство двух уровней: а) церебрального (от слова «cerebrum» — головной мозг), который объединяет условно-рефлекторные комплексы половой сферы и определенные отделов мозга, и б) сегментарного — то есть, определенных сегментов спинного мозга — поясничных и крестцовых отделов центра эякуляции. Сегментарный уровень, функциональный субстрат эякуляции, непосредственно связан с двигательными проявлениями, обеспечивающими переход первой, преоргастической фазы эякуляции во вторую её фазу, тесно связанную с оргазмом. А церебральный уровень связан не с двигательными проявлениями, а с ощущениями, осуществляя их восприятие, оценку и интеграцию.

С этих позиций объясняется наличие поллюций во время сна, когда снижается сдерживающее влияние коры головного мозга. Эти поллюции могут не сопровождаться оргазмом, а обнаруживаются лишь следами спермы на белье. Возможны и другие случаи эякуляции без оргазма.

А при оргазме без эякуляции имеют место обратные соотношения: резкое снижение (вплоть до полного функционального паралича) возбудимости нижнего, сегментарного отдела наряду с функциональной сохранностью или даже повышенной возбудимостью на церебральном (мозговом) уровне. Поэтому в ряде случаев возможен оргазм и без эякуляции. Чаще всего это бывает при наличии запущенного хронического простатита (воспалении предстательной железы).

Оргазм может возникнуть как при половом акте — коитальный оргазм (от слова «коитус» — половой акт), так и без него — эстракоитальный оргазм (например, при поллюции, мастурбации). К оргазму может привести и случайное механическое раздражение половых органов, например, при лазании по канату, езде на велосипеде — так называемый случайный оргазм.

Оргазм имеет большое биологическое значение. Чувство удовлетворения от полового акта присуще всем млекопитающим. Оно свойственно как представителям культурных народов, так и первобытных.

Сексопатологи считают, что биологическая роль оргазма не ограничиваются мотивом, побуждающим к половому сношению. В основе оргазма лежит безусловный рефлекс, который подкрепляет всю последовательность сексуальных реакций, формируя из отдельных проявлений целостный психофизиологический акт. В процессе интимной близости сливаются биологические компоненты и индивидуальные личностные проявления и поведение. В этом и заключается основная роль оргазма.

А.Кинси с помощью анкетирования установил, что мужчины испытывают оргазм практически при каждом половом акте. Однако Хант выявил, что 8% женатых мужчин в возрасте старше 45 лет достаточно часто не переживают оргазма.

Половое влечение (либидо)

В формировании полового влечения мужчины принимают участие те же уровни, что и в формировании оргазма, но степень их участия различается. В оргазме церебральные (мозговые) механизмы осуществляют, в основном, чувственное восприятие заключительной фазы оргазма и их оценку. А в формировании полового влечения именно церебральный компонент выполняет свои основные функции на протяжении всего жизненного цикла.

В половом влечении мужчины Г.С.Васильченко выделяет три компонента.

Первый компонент — энергетический — имеет врожденный характер. Его анатомический и физиологический субстрат (основа) включает глубокие структуры мозга (лимбическую систему, зрительные бугры, гипоталамус и гипофиз) и железы внутренней секреции (семенники, надпочечники и другие).

И.П.Павлов указывал, что главный импульс для деятельности коры головного мозга идет из подкорки. Если исключить эти эмоции, то кора лишится главного источника силы.

Именно подкорковый компонент полового влечения (либидо) обеспечивает пробуждение и развертывание полового инстинкта, наличие и степень выраженности всех специфических сексуальных проявлений, особую обостренность сексуальных переживаний, активирующее воздействие на центры эрекции, эякуляции и оргазма, снижает порог их возбудимости, что облегчает наступление этих реакций.

Начальные этапы формирования энергетического компонента полового влечения относятся ещё к эмбриональному периоду. Но первые его внешние проявления в норме наблюдаются лишь с периода полового созревания.

Второй компонент зрелого сексуального влечения, по Г.С.Васильченко — селективность (то есть, избирательность, направленность). Селективность проявляется как в выборе объекта полового влечения, так и в конкретных формах осуществления половых актов. Она отражается и в восприятии, и оценке мужчиной своей роли в осуществляемых им формах сексуального поведения.

Селективный компонент зрелого полового влечения имеет не чисто врожденный характер, как энергетический компонент, а врожденно-приобретенный. Это обусловлено его анатомическим и физиологическим субстратом, который включает не только некоторые подкорковые образования, но и кору головного мозга.

Начальные этапы селективно-поведенческого компонента, как и начальные этапы энергетического компонента, относятся к внутриутробному периоду, и очень чувствительны к разного рода вредным воздействиям. Наряду с этим, в возникновении патологических форм полового влечения (сексуальных отклонений и извращений) играют роль различные неблагоприятные факторы, особенно в кризисные возрастные периоды.

Энергетический и селективный компоненты стойко удерживаются на протяжении десятилетий. Энергетический проявляется от периода полового созревания до угасания половых интересов (климакса, периода инволюции). А селективный удерживается в интервале от осознания себя как личности и до угасания сознания.

Третий компонент мужского либидо, который определяет периодичность подъемов и спадов полового влечения проявляется в очень узких временных рамках — его колебания укладываются в интервалы, измеряемые днями и неделями.

Эта периодичность обусловлена, во первым, феноменом Тарханова (он описан в разделе о сексуальной стадии либидо), а во-вторых, феноменом Белова. Из-за феномена Тарханова накопления эякулята (спермы) в семенных пузырьках и выводных протоках половая возбудимость повышается, а при выбросе эякулята (половой акт, мастурбация, поллюция) возбудимость снижается и выраженность полового влечения уменьшается. Но затем вступает в силу феномен Белова. Предстательная железа, являющаяся мышечно-железистым органом с внешней секрецией (то есть, её секрет поступает не в кровь, а вовне, в частности, извергается наружу при эякуляции), в периоде полового воздержания, когда её секрет не выводится наружу, а всасывается и поступает в кровь, превращается в железу внутренней секреции. Секрет, поступая в кровь, оказывает влияние на функцию яичек — в периоде полового воздержания деятельность семенников тормозится, а при повышенной половой активности — повышается.

Поэтому при изменении привычного ритма половой жизни, при резком её прекращении, вначале сказывается феномен Тарханова, и половое возбуждение нарастает. По незначительному поводу возникают спонтанные (самопроизвольные) эрекции и яркие эротически-сексуальные переживания и воспоминания. При невозможности реализовать половое влечение, если мужчина не практикует мастурбацию, у него возникают ночные поллюции. Благодаря поллюциям (или мастурбации) половое возбуждение снижается, а воздержание (она называется сексуальной абстиненцией, от латинского «abs» — отсутствие) становится менее тягостным.

Затем происходит естественная адаптация благодаря феномену Белова. Функция семенников угнетается, спонтанные эрекции и сексуальные фантазии становятся все реже. Если установившийся низкий уровень половой активности вновь меняется в сторону его повышения, то привычная интенсивность половой жизни восстанавливается не сразу, а постепенно.

Бывает так, что после длительной разлуки супругов муж, если он не занимался мастурбацией во время сексуального воздержания, некоторое время не может войти в привычный ритм половой жизни, который был свойственен ему до разлуки. Жена в этих случаях совершенно напрасно упрекает мужа в неверности. Это вполне физиологическое явление, которое объясняется вышеописанными феноменами — Тарханова и Белова.

Половое влечение, будучи тесно связанным с сознанием, претерпевает индивидуальную эволюцию, постепенно усложняясь и совершенствуясь. Более подробно о динамике формирования полового влечения написано в главе о развитии либидо.

У здорового мужчины существует некоторый исходный уровень сексуальной напряженности. Впервые он возникает в период полового созревания и сохраняется на протяжении всей жизни, до периода угасания половой активности. Мужчина этот исходный уровень даже не осознает. В условиях повседневной жизни исходный уровень сексуальной напряженности не имеет специфического сексуального оттенка и воспринимается мужчиной как состояние физиологического комфорта.

Г.С.Васильченко обозначает исходный уровень как состояние предварительной нейрогуморальной готовности ( от слов «neuro» — нервный и «humor» — кровь, то есть, обеспеченный нервной системой и циркулирующими в крови половыми гормонами).

Копулятивный (совокупительный) цикл мужчины

В копулятивном цикле вначале возникает первая, психическая стадия. Началом её является возникновение половой доминанты. Характерный признак этой стадии — осознание полового желания, направленного на конкретный сексуальный объект. А половая доминанта ориентирует поведение на овладение этим объектом, и является физиологической основой этой стадии.

В психической стадии половое поведение мужчины проявляется таким образом, чтобы склонить сексуальный объект к интимной близости. Для достижения этой цели используется речевое воздействие (ласковые слова, уговоры), которое затем подкрепляется прикосновениями и раздражением различных эрогенных зон (объятия, поцелуи, ласки).

Если копулятивный цикл развертывается без препятствий, то нервное возбуждение постепенно нарастает, и в какой-то момент возникает эрекция. Это уже вторая, эрекционная стадия. Когда эрегированный половой член вводится во влагалище (это называется иммиссией, интроекцией или интроитусом), начинаются копулятивные фрикции (то есть, поступательные движения полового члена во влагалище). Это третья, копулятивная, или фрикционная стадия. Интенсивность нервного возбуждения нарастает, затем из-за продолжающейся суммации фрикций резко возрастает острота сексуального возбуждения, совпадающая по времени с эякуляцией — это стадия эякуляции. Вслед за этим происходит спад нервного возбуждения. Наступает рефрактерная стадия копулятивного цикла.

В течение рефрактерной стадии выделяют подстадии абсолютной и относительной невозбудимости.

Некоторые мужчины способны производить повторные половые акты, не извлекая половой член после первых эякуляций. Но у большинства мужчин зрелого возраста после эякуляции наступает период абсолютной половой невозбудимости. В этом периоде никакие воздействие не способны вызвать эрекцию. После оргазма в течение определенного времени мужчина безразличен к эротическим и сексуальным действиям партнерши, и если его оставить в покое, чаще всего просто засыпает.

Но если партнерша не дает мужчине уснуть, то вслед за абсолютной половой невозбудимостью наступает период относительной половой невозбудимости. Здесь уже можно вызвать эрекцию у мужчины, но для этого партнерше нужно приложить максимум усилий, так как возбуждение возможно только под влиянием интенсивной стимуляции эрогенных зон.

Связь между стадиями и наступление новой стадии копулятивного цикла определяется законом суммации раздражений.

В психической стадии отдельный раздражитель (например, обонятельный или слуховой) чаще всего не в состоянии вызвать эрекцию. А суммация отдельных раздражений (обонятельных, слуховых, зрительных и осязания — прикосновения), взаимодействуя с нейрогуморальными раздражениями (нервная система и половые гормоны), постепенно нарастая, достигает порога эрекционного центра спинного мозга и вызывает эрекцию.

Если возникают какие-либо помехи, и действие этих раздражителей приостанавливается или прекращается, то эрекция ослабевает и затем исчезает.

Далее, после введения полового члена во влагалище суммация отдельных раздражений в результате фрикций достигает порога эякуляторного центра и вызывает эякуляцию и оргазм.

Здесь тоже, если не происходит суммации раздражений, например, мужчина прекратит фрикции или извлечет половой член, то, соответственно, не будет эякуляции и оргазма.

К.Имелинский пишет: «Сексуальная потенция является четким мерилом самосознания и уверенности в себе для большинства мужчин. Она реагирует подобно сейсмографу, на колебания и изменения в окружающей обстановке и прежде всего тогда, когда чувство собственной полноценности мужчины недостаточно или лабильно (изменчиво — прим. автора). Именно этим и объясняется почти стереотипное появление и протекание расстройств потенции, которые в связи с этим одновременно являются диагностическим критерием при психогенной импотенции: эрекция снижается перед иммиссией, во время неё или сразу же после нее; у некоторых это происходит при подготовке к половому акту, у других лишь при мысли о предстоящем сношении, а у третьих — сразу же после иммиссии. В то время как у здорового мужчины эрекция нарастает по мере приближения желаемого полового сношения и в подготовительный период, у мужчин с психогенной импотенцией эрекция при этом исчезает. Вне ситуаций, связанных с половой близостью, эрекции у этих людей вполне нормальны».

Глава 3. НАРУШЕНИЯ ПСИХОСЕКСУАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ МУЖЧИНЫ

Задержка психосексуального развития

Задержка психосексуального развития проявляется в том, что сроки становления сексуальности отстают от возраста ребенка.

Это может быть связано с биологическими причинами, например, отставанием в половом развитии. Одной из причин является нарушение функции эндокринной системы. При тяжелых нарушениях, например, при врожденном агонадизме (недоразвитии половых желез) возможна асексуальность — полное выпадение сексуальных компонентов в психическом развитии личности. Это наиболее глубокие и трудно корригируемые задержки психосексуального развития.

Задержка психосексуального развития может быть вызвана нарушениями в становлении психики, например, при общем отставании психического развития. Или же психосексуальная ретардация может быть изолированной, а остальные компоненты психики развиваются своевременно. В этих случаях половое и физическое созревание проходит правильно и соответствует возрастным нормам.

Как отмечают В.М. Маслов, И.Л.Ботнева, Г.С.Васильченко, наиболее часто задержка психосексуального развития обусловлена аномалиями характера. Они бывают и у больных психопатиями, и при акцентуации характера, и при так называемом патохарактерологическом развитии личности. Среди пациентов, обращающихся за сексопатологической помощью, таких пациентов большинство.

Психопатия — это уродство характера, от которого страдает либо сам человек, либо окружающие. Но психопатия — не только уродство характера, но и психическое заболевание. В неблагоприятной ситуации, при воздействии даже незначительной с точки зрения нормального человека, психической травмы, бьющей в «слабое место», или «место наименьшего сопротивления» психопата (при разных вариантах психопатии «слабое место» различно), его реакция на эту ситуацию может быть неадекватной (то есть, не соответствующей раздражителю).

Чаще всего это заболевание обнаруживается только тогда, когда у психопата из-за нарушения взаимоотношения с другими людьми или в результате психической травмы происходит так называемая декомпенсация и социальная дезадаптация, — то есть, нарушение приспособления к окружающему, конфликт внутренний (личностный) или внешний (с другими людьми). Справиться с такой ситуацией самостоятельно больной психопатией не может, поэтому нередко требуется помощь психиатра. А до этого его родные и знакомые могут даже и не подозревать, что он страдает психопатией, полагая, что у него просто «трудный» характер.

Однако у гармонично развитой личности «трудного» характера не бывает. Абсолютно все отклонения психики от нормы, включая и аномалии характера, в психиатрии имеют свои названия. У каждого психического отклонения есть свои закономерности развития и его внешние проявления, и психиатр всегда может предсказать (или хотя бы предположить с достаточной степень вероятности), как тот или иной человек поведет себя в необычной или привычной ситуации.

Все слова, которыми люди обозначают характер человека: злой, мстительный, злопамятный, вспыльчивый, раздражительный, взрывной, «нервный», чувствительный, ранимый, хвастливый, «безвольный», постоянно подавленный или чересчур веселый, нерешительный, неуверенный в себе, замкнутый, необщительный, эмоционально холодный, — все они о многом говорят психиатру и характеризуют личность человека.

Личность — это термин, принятый в психиатрии, а в обычной жизни люди используют слово «характер». Это не синонимы, так как понятие «личность» более широкое, чем понятие «характер», но поскольку оно включает в себя и индивидуальные характерологические особенности, то здесь я буду использовать привычное всем слово «характер».

К сожалению, большинство людей не знает, что такое психопатия, и в обыденной жизни «психопатом» называют человека, который вспыльчив, конфликтен, взрывается по любому поводу, «как порох», с которым трудно ужиться. Да, все это проявления психопатии, но всего лишь одного её вида — так называемой эксплозивной (возбудимой) психопатии.

А на самом деле существует более десяти видов психопатий, причем, их проявления могут быть диаметрально противоположны.

Например, человек нерешительный, неуверенный в себе, постоянно сомневающийся и перепроверяющий себя, не способный принять решение и испытывающий комплекс неполноценности, — тоже страдает психопатией, она называется психастенической психопатией.

Всегда веселый, активный, деятельный, жизнерадостный, хорошее настроение которого даже не могут поколебать какие-то неприятности, вечный балагур и заводила, любитель авантюр и рискованных приключений — тоже болен психопатией, она называется гипертимной.

А вечный нытик и пессимист, который постоянно подавлен, недоволен, всегда в плохом настроении, все видит «в черном свете», жалуется на жизнь, болезни и свои трудности, — тоже психопат, и это конституционально-депрессивный (гипотимный) тип психопатии.

Чрезмерно ранимый, который обижается и огорчается по любому пустяку, на который нормальный человек даже не обратит внимания, — это психопат лабильного круга.

Человек, который превыше всего на свете ставит собственные удовольствия и развлечения, не желая палец о палец ударить, чтобы сделать что-то полезное или хотя бы заработать на собственные развлечения, безвольный, лентяй и бездельник, который сидит на шее у жены и ничуть этим не тяготится — это психопат неустойчивого круга.

Чрезвычайно чувствительный, впечатлительный, «мимозоподобный», ранимый, обидчивый, застенчивый, боязливый и робкий человек с высокими моральными требованиями к себе, из-за чего он постоянно ощущает собственную неполноценность, с трудом приспосабливается к новому коллективу, не умеет знакомиться с новыми людьми и может общаться только с теми, кого давно знает, — это психопат сенситивного круга.

Злобный, мстительный, злопамятный и жестокий, с периодами беспричинного тоскливо-злобного настроения, когда он ищет, на ком бы сорвать накопившееся зло, и срывает его на первом же, кто попадется ему под руку, беззащитном человеке, может грубо накричать и даже из-за пустяка избить любого человека, в том числе жену и детей, — это психопат эпилептоидного круга.

Человек, у которого бывают то периоды беспричинно повышенного настроения, когда он весел, активен, все ему удается и все у него получается, а потом на него так же беспричинно нападает «хандра», настроение у него плохое, все валится из рук, и ему ничем не хочется заниматься, и за что бы он ни взялся, ничего не получается — это психопат циклоидногошшш круга.

А человек, у которого в один и тот же день настроение может двадцать раз поменяться, и от любого пустяка он то приходит в восторг, то огорчается, — эмоционально лабильный психопат.

Любитель всегда быть в центре внимания, хвастун и фантазер, который рассказывает о себе немыслимые вымышленные истории, главным участником которых он якобы был, патологический лжец, который старается привлечь к себе внимание любым способом, даже откровенным враньем, хвастовством или мнимыми болезными, — психопат истероидного круга.

Слабый, утомляемый, для которого обычные нагрузки чрезмерны, и он от всего устает, и от работы, и от общения, и от незначительного психического напряжения, легко раздражается, — психопат астенического круга. Некоторые из них бывают чрезмерно озабочены собственным здоровьем, постоянно прислушиваются к своим ощущениям и к своему организму, жалуются на нездоровье, плохое самочувствие, из-за малейшего недомогания ложатся в постель и считают, что серьезно больны, любят бывать у врачей и предъявляют множество различных жалоб. Хотя у них нет никаких болезней, но они уверены, что серьезно больны, а врачи никак не могут найти их несуществующую болезнь. Все члены семьи расценивают их как тяжело больных людей, и они заставляют своих близких заботиться о себе, требуют особого режима и особой диеты — их называют астениками-ипохондриками или просто ипохондриками (от слова «ипохондрия» — чрезмерная озабоченность собственным здоровьем), а само заболевание — астено-ипохондрической психопатией.

Эмоционально холодный, замкнутый человек, который не испытывает привязанности ни к кому, даже к своим родным, или его эмоции парадоксальны — он может пожалеть больную собаку или совершенно постороннего человека и вместе с тем совершенно равнодушен к своим близким и их переживаниям, не способен к сочувствию и сопереживанию, погружен только в свой собственный мир, в который он никого не допускает, и до него невозможно «достучаться», — психопат шизоидного круга.

Есть ещё так называемые эмоционально тупые психопаты, черствые, бездушные , бессердечные люди, для которых нет никаких норм нравственности и морали, лишенные чувство стыда, чести, сострадания и раскаяния. Они эмоционально холодны, безразличны к своим близким, у них нет эмоциональной откликаемости на чужую боль и чужие страдания. Они эгоистичны, их не волнует мнение окружающих, многие из них ведут распущенный образ жизни, не имеют духовных интересов. Отсутствуют высшие эмоции, психическая деятельность примитивная. Они неспособны на привязанность, неспособны создавать семью и строить нормальные межличностные отношения, они конфликтны, упрямы, лживы и жестоки. Многие являются настоящими садистами уже с самого детства. У них нет привязанностей ни к кому, даже к близким. О душевной теплоте, доброте, внимании к другим людям они не имеют ни малейшего понятия. Без всякого повода они могут оскорбить человека или стараются досадить ему. Они никого не любят, всех ненавидят, не способны ни к каким нормальным человеческим чувствам — сопереживанию, жалости, сочувствию, доброте, отзывчивости, благодарности. Они безразличны к окружающим, равнодушны к их горю и печали, не способны испытывать радость и счастье. О таких людях говорят, что они холодны, как лед. Иногда это безрадостные люди, не имеющие чувства юмора. А некоторые из них просто бездумные, их не волнует ничего, кроме удовлетворения собственных потребностей. У них нет никаких моральных принципов, нет представления о добре и зле, нормах поведения в обществе, а законе и уголовном наказании за нарушения закона. Многие их них аморальные и асоциальные люди, которые пренебрегают социальными обязанностями и легко преступают закон. Большинство преступников являются эмоционально тупыми психопатами (их ещё называют социопатами). Вся их жизнь — это непрерывная череда антисоциальных поступков, конфликтов с обществом и законом — от краж, ограблений — до насилия, членовредительства и даже убийства. Они не щадят не только душевного покоя других людей, для них ничего не стоит даже чужая жизнь.

Есть ещё и мозаичные психопатии (то есть, личность человека как бы складывается из элементов мозаики), когда у одного человека сочетаются черты, присущие разным типам психопатии.

Даже по этому очень краткому описанию не всех, а самых частых вариантов, вы имеете возможность увидеть, что проявления психопатии весьма разнообразны.

Даже в тех случаях, когда больше всего страдает сам больной психопатией, например, при психастенической, лабильной, сенситивной психопатии, особенности его характера отражаются и на его близких. С психопатом трудно жить, нормальному человеку нелегко к нему приспособиться. Нарушения у больных психопатией проявляются в волевой сфере (безволие, нарушение волевой деятельности), в эмоциональной, в реагировании на внешние раздражители и в поведении. Значительные нарушения есть у больных психопатией и в сфере влечений, поэтому у них столь часты сексуальные нарушения и извращения.

То есть, каждого человека, у которого есть те или иные индивидуальные особенности характера, психиатр может отнести к определенной группе. Но это не означает, что абсолютно все люди страдают психопатиями.

В тех случаях, когда у человека есть определенные индивидуальные особенности его личности, которые не достигают уровня патологии, являются более легкими, чем при психопатиях, и человек компенсирован, то есть, самостоятельно справляется со своими проблемами и приспосабливается к окружающему, — психиатры говорят об акцентуации характера.

И психопатии, и акцентуации характера со сходными проявлениями называются одинаково, например, астеническая психопатия и астеническая акцентуация характера, истерическая психопатия и истерическая акцентуация характера и так далее. При разных типах акцентуации характера многие черты напоминают таковые при одноименных психопатиях, но они гораздо менее выражены и являются не патологией, а вариантом нормы, индивидуальными особенностями личности.

Тормозящее влияние психопатии на психосексуальное развитие начинает сказываться уже на этапе формирования полоролевого поведения и максимально проявляется на самом ответственном этапе — при становлении психосексуальных ориентаций.

Многие формы психопатии сопровождаются задержкой психосексуального развития, в частности, астеническая, психастеническая, шизоидная, истерическая и другие.

Больным астенической и психастенической психопатией свойственны робость, застенчивость, нерешительность, обидчивость, впечатлительность, слабость побуждений. Это затрудняет контакты с окружающими и приводит к нарушению способности к общению с ровесниками.

Клинический пример.

Сергей К. 23 года. Студент. Женат. Детей нет.

Родители в разводе. Мать — уверенная в себе, решительная, сильная женщина. Говорит, что отец Сергея был «размазней» и «слабаком», и по этой причине они не ужились вместе. В первые годы после развода отец навещал сына, но мать возражала и каждый раз скандалила с отцом, требуя. чтобы он оставил ребенка в покое и не травмировал его психику своими визитами. Отца Сергей любит, а когда тот переехал в другой город, очень скучал по нему, потом привык.

Характером Сергей в отца — нерешительный, неуверенный в себе, во всем сомневается. Перед принятием любого, даже пустякового решения, не спит всю ночь, взвешивает все «за» и «против», правильно ли он поступает. Решение всегда дается ему очень трудно. Всегда испытывает облегчение, если кто-то берет на себя активную роль и решает все за него.

В детстве таким человеком была его мать. Она обожала сына и всячески оберегала его от всех невзгод. «Мальчик такой ранимый, такой чувствительный, такой нежный», — говорила она и учителям, и знакомым. То, что раздражало её в бывшем муже, она культивировала в сыне.

К матери Сергей очень привязан. Она для него самый близкий человек. Считает её умнейшей женщиной, сильной и мудрой. На работе и среди знакомых его мать пользуется большим авторитетом, и для Сергея её мнение — закон. Даже будучи взрослым человеком, как говорится, шагу без неё ступить не может, по каждому пустяку с ней советуется. Мать этому очень рада, считает, что у них с сыном идеальные отношения. В её понимании это нормально — она все решает, а взрослый сын делает все, как мать ему советует.

В детстве Сергей болел редко, тем не менее, мать считала его очень «слабеньким», хотя никакими заболеваниями он не страдает. Сергей астенического телосложения, высокий, сутулый нескладный, мускулатура совершенно не развита.

Когда в 1-ом классе Сергей пришел из школы весь в слезах, что ребята его дразнили на уроке физкультуры за неловкость и выставили его из круга, где все дети играли в мяч, мать договорилась с участковым педиатром, и мальчика от физкультуры освободили. В справке врач написала, что у него порок сердца, хотя на самом деле никакого порока у Сергея не было.

До окончания школы уроки физкультуры не посещал. Не умеет ни плавать, ни бегать, ни играть в футбол и другие спортивные игры.

Даже когда они ездили с матерью отдыхать на море, она не позволяла ему купаться, и Сергей, даже будучи подростком, плескался в «лягушатнике» с малышней. Бегать на улице с мячом мат ему тоже не разрешала — а вдруг ребята попадут ему мячом в лицо или в голову!

«Быстро не бегай, а то упадешь», «Смотри под ноги, а то споткнешься», «Не поцарапайся!» — постоянно наставляла она сына. Малейшая царапина, синяк, ушиб превращались в настоящую трагедию. Сергей боялся даже незначительной боли, и над каждой ссадиной сына мать хлопотала так, как будто это была глубокая рана.

Девочек Сергей стеснялся, а они его дразнили и называли «красной девицей». Он действительно немного женоподобен, слишком нежный и чувствительный.

В 8-ом классе был влюблен в свою соседку по парте, но так и не решился ей об этом сказать. Рассказал о своей любви лишь матери. Она переживала за сына так, как будто это была тяжелая драма, а не подростковая влюбленность. Утешала Сергея, специально сходила посмотреть на эту девочку, а потом раскритиковала её в пух и прах — и нос у неё большой, и одета безвкусно, и прическа «дурацкая», и держаться не умеет, — в общем, совершенно недостойна любви её обожаемого сына.

После окончания школы Сергей поступил в институт. На третьем курсе влюбился в девушку из параллельной группы, но не решался к ней подойти. Лишился сна, похудел, ничего не ел, под глазами залегли круги, стал рассеянным, задумчивым, успеваемость снизилась.

Мать встревожилась, стала расспрашивать сына, что с ним происходит, не заболел ли он. Сводила его к эндокринологу, невропатологу и терапевту. Никаких болезней у него не нашли.

Помня, как расправилась мать с его первой возлюбленной, Сергей долго не хотел ничего не рассказывать матери о своей влюбленности, крепился, страдал и мучился, но в конце концов не выдержал и во всем признался.

Мать разволновалась, что её «мальчик» так сильно страдает, а потом решила эту проблему по-своему — узнала в деканате адрес девушки и пошла к ней домой. Она рассказала, какой её сын замечательный, как он умеет любить и тонко чувствовать, но он такой чувствительный, что её отказ или равнодушие нанесет ему непоправимую душевную травму, а может быть даже убьет его, и попросила быть с ним поласковее и самой проявить инициативу. Мать Сергея была очень красноречива, а убеждать она умеет.

Девушка была очень заинтригована и польщена, что сумела внушить такую любовь юноше, и приняла во внимание советы его матери.

Уже на следующий день она сама подошла к Сергею после лекции и предложила погулять. Сергей был на седьмом небе от счастья, поскольку ничего не знал о визите матери и полагал, что девушка тоже в него влюбилась. Узнал он об этом только после свадьбы.

Они стали встречаться. Сергей держался робко, боялся даже прикоснуться к своей возлюбленной. Они гуляли по улицам или шли к нему домой, вместе занимались. Его избранница была девственницей, и её такие платонические отношения вполне устраивали. Сергея тоже, так как он не испытывал сексуального влечения к своей приятельнице. Она ему нравилась, он ей тоже. Со временем они отважились на невинные ласки — объятия и поцелуи, но «ничего лишнего».

Мать Сергея незаметно наблюдала за его избранницей и в конце концов пришла к мнению, что лучшей жены для Сергея не найти. Она была скромной, милой, хорошо воспитанной девушкой, а больше всего на свете мать Сергея боялась, что её мягкому, подчиняемому сыну попадется какая-нибудь вульгарная особа с большим сексуальным опытом, которая будет его третировать и превратит его жизнь в ад. А эта девушка ей понравилась.

Сергей встречался с невестой почти три года, когда мать сказала ему, что пора им пожениться — скоро они заканчивают институт, предстоит распределение, а если они поженятся, то их оставят в Москве. Конечно, Сергей, как всегда, послушался матери. Если бы она сама за него не решила, он ещё не скоро решился бы сам. А против воли матери он и подавно бы не женился.

После свадьбы молодожены жили вместе с матерью Сергея. Он очень переживал перед первой брачной ночью, боялся оказаться несостоятельным. Так и случилось. Неудача его так обескуражила, что он даже расплакался, а жена его утешала и говорила, что им и так хорошо, ей тоже очень страшно, и пусть все останется, как прежде.

Так продолжалось около месяца. В конце концов мать Сергея догадалась о проблемах сына. Как опытная женщина, она видела, что в отношениях супругов нет налета эротики и ни единого намека на сексуальную близость. Она сама привела сына ко мне на консультацию.

У больных шизоидной психопатией затруднение контактов со сверстниками и сверстницами обусловлено их замкнутостью, оторванностью от реальности, эмоциональной холодностью, неспособностью выражать теплые чувства и привязанности, формальным общением или полным отсутствием потребности в общении с окружающими

Клинический пример.

Вадим Г. 21 год. Образование незаконченное высшее. Не женат.

По характеру замкнутый, весь в себе, погружен в свой внутренний мир, малоконтактный. С детства предпочитал играть один. Игрушек не любил, никогда не играл с ними. Чертил на бумаге какие-то замысловатые фигуры, рисунки прятал.

Когда приходили друзья отца, тихо входил в комнату и, не мешая взрослым и не вмешиваясь в их разговор, сидел, сосредоточенный и серьезный, слушая их беседу. Мать не могла нарадоваться, какой сын умный и серьезный.

Все сверстники считали его «странным». Будучи подростком, Вадим мог подойти к группе ребят и стоял молча, глядя на их игры, заложив руки за спину и покачиваясь с носка на пятку. Никакого желания принять участия в их играх у него не было. Сверстники тоже не очень хотели с ним общаться, относились к нему настороженно. Он даже смущал их своей недетской серьезностью.

Когда мать уговаривала его пойти поиграть во дворе с другими детьми, Вадим отвечал, что ему с ними скучно и не о чем говорить, они «носятся, как угорелые», а «мыслить не умеют», и у него нет никакого желания попусту тратить на них свое время. Ему гораздо интереснее общаться со взрослыми и умными людьми.

В 12-летнем возрасте увлекся буддизмом. В Ленинской библиотеке прочел все книги о буддизме. Вначале его не хотели записывать в библиотеку, но он был так серьезен и убедителен, что для него сделали исключение, несмотря на его возраст. Все свободное время проводил в библиотеке.

Когда прочел все, что его интересовало, познакомился с научными сотрудниками института Востоковедения и проводил с ними много времени, расспрашивая и конспектируя полученную информацию и специальную толстую тетрадь, с которой нигде не расставался и периодически записывал в неё какие-то свои мысли. Говорил, что у него есть своя теория, но подробностей родителям не открывал, высокомерно бросая: «Вы все равно ничего не поймете».

В школе Вадим учился неровно. По гуманитарным предметам порой поражал учителей своей эрудицией, но к тому, что было ему неинтересно, относился пренебрежительно. Был совершенно равнодушен, даже если ему ставили «двойки» по нелюбимым предметам, заявляя учителям, что не желает тратить время на ерунду, приобретая знания, которые ему не пригодятся. «Человеческий мозг — это не пыльный чердак, чтобы забивать его всяким хламом», — заявлял подросток оторопевшему учителю, когда тот спрашивал его, почему он не любит его предмет. Но и к тому, что его хвалили, относился равнодушно.

Мать его просто обожала, считала необычайно одаренным. Он к ней относился довольно прохладно. Даже в детстве, когда она пыталась приласкать сына, морщился и отстранялся, как будто это было ему неприятно.

У него был свой распорядок дня, и он никому не позволял как-то вмешиваться в его жизнь. Не любил, когда кто-то входил в его комнату, даже не пускал мать прибрать в его комнате.

В 16-летнем возрасте подошел к учительнице истории и объяснился ей в любви. Немолодая женщина вначале опешила, а потом рассмеялась и сказала, что у неё есть сын, который на 5 лет старше Вадима, и она скоро станет бабушкой. Вадим оскорбился и отошел. Больше он её уроков не посещал, но она и так поставила ему хорошую отметку, так как её предмет он знал хорошо.

После школы поступил на медико-биологический факультет медицинского института. Родители очень удивились, так как в школьные годы он увлекался историей, и они полагали, что он её и изберет своей специальностью, но Вадим заявил, что увлечение буддизмом — это для души, а он не собирается «продавать свою душу, чтобы зарабатывать на этом деньги». Родители ничего не поняли, но отстали от сына, так как по опыту знали, что переубедить его невозможно.

Но на третьем курсе институт бросил, сказав родителям, что ему там совершенно не интересно, все объясняют слишком примитивно и «узколобо», пытаются объяснить законы биологии с материалистических позиций, а он хотел узнать, откуда взялось все живое на Земле. Отец было заикнулся про эволюционную теорию Дарвина, но Вадим посмотрел на него с таким презрением, что тот осекся. Позже отец, по образованию химик, попытался все же выяснить у сына его собственное мнение по этой проблеме. Вадим ответил, что у него есть своя теория, но он пока ещё в ней не уверен и говорить об этом рано.

Сам Вадим ещё не решил, в какой институт он будет поступать, а до будущих вступительных экзаменов отец устроил его на работу в свой институт. В новом коллективе Вадим тоже держался особняком, почти ни с кем не общался. Но через некоторое время подошел к одной из сотрудниц и заявил: «Вы женщина, а я мужчина. Я хочу вас, а вы меня. Зачем лишние слова?»

Женщина растерялась и не нашлась, что сказать, но категорически отвергла высказанное без обиняков предложение Вадима стать его любовницей. Она училась с отцом Вадима на одном курсе, то есть, годилась Вадиму в матери, и поэтому решилась поговорить с его отцом на правах старой приятельницы. Она рассказала об этом разговоре его отцу, посоветовав проконсультировать сына у психиатра, поскольку тот явно «со странностями».

Отец Вадима долго сомневался, советовался с женой. Та была категорически против, так как не видела никаких странностей в поведении сына. Но отец все же решился и уговорил сына пойти вместе с ним на консультацию. К его удивлению, Вадим охотно согласился и даже обрадовался, сказав, что давно уже хотел поговорить с психиатром.

Во время консультации в беседе закрыт, формален, о себе почти ничего не рассказывает, сведения, в основном, со слов отца. От расспросов о себе отмахивается: «Это все неинтересно, давайте лучше поговорим о психиатрии. Наконец я понял, что меня интересует и кем мне нужно стать». Когда я пыталась отсоветовать ему быть психиатром, высокомерно спросил: «Это почему же?»

В дальнейшем приходил неоднократно, но уже без отца. Кое-что рассказал о себе. Сказал, что влечения к женщинам совершенно не испытывает, они его интересуют больше с научной точки зрения, как «биологический подвид», — так он выразился, а половой акт его интересовал тоже преимущественно с биологической точки зрения.

Надеюсь, что мне удалось отговорить его стать психиатром, но если же нет, то мне жаль его будущих пациентов. У многих людей с психическими отклонениями существует определенный тропизм — то есть, тяготение к психиатрии. Они читают учебники по психиатрии, любят беседовать на эту тему, а поверхностно овладев кое-какими знаниями в этой области, вступают в дискуссии даже с профессионалами, отстаивая свою точку зрения, чаще всего совершенно абсурдную. К сожалению, переубедить шизоидных психопатов практически невозможно.

У многих людей, страдающих шизоидной психопатией, их внешнее безразличие к сексуальным отношениям сочетается с различными сексуальными отклонениями и сексуальными извращениями (перверзиями). Сексуальная активность шизоидных психопатов может проявляться в самых грубых, противоестественных формах.

У больных истерической психопатией затруднение в общении связано с их амбициозностью, повышенной самооценкой и переоценкой собственных способностей, патологическим фантазированием и лживостью, претензией на лидерство без достаточных для этого оснований, что приводит к частым конфликтам со сверстниками и вследствие этого — к нарушениям межличностных взаимоотношений.

При выраженных истерических проявлениях психопат ни в ком не находит понимания, за исключением родителей. Сверстники не любят истерика, смеются над ним и его нелепым поведением, фантазиями, которые другие ребята считают обыкновенным враньем. Истерикам часто дают обидные прозвища, и все их избегают. Девочки тоже их презирают, и истерик в коллективе может остаться в гордом одиночестве.

Из-за высокого уровня притязаний и яркого фантазирования у больных истерической психопатией возникают тенденции, оторванные от реальности. Попытки истерических психопатов реализовать эти тенденции приводят к конфликтам — и внутренним, и с объектом влечения. Могут быть метания от объекта к объекту, «непризнанность», несоответствие претензий психопата ответной реакции объекта влечения.

Клинический пример.

Аркадий 3. 20 лет. Образование среднее, лаборант. Не женат.

С детства капризный, избалованный, не привык ни с кем считаться. Со сверстниками вел себя высокомерно, считал себя гораздо умнее всех.

Детские учреждения не посещал, до 7 лет воспитывался бабушкой, которая в нем «души не чаяла», все позволяла и всю свою пенсию тратила на игрушки и сладости для любимого внука. Получив новую игрушку, уже через несколько дней терял к ней интерес, ломал её или забрасывал и требовал новых.

Родители периодически пытались вмешаться в «воспитательный» процесс, наказывали сына за шалости, но бабушка всегда защищала внука, а после бурного объяснения у бабушки обычно повышалось давление, приходилось вызывать врача, и родители перестали ей выговаривать, что она слишком балует ребенка.

В 8-летнем возрасте, возвращаясь из школы с матерью, потребовал у неё купить понравившуюся игрушку. которую увидел в витрине магазина. Когда мать отказалась, сказав, что в доме и так некуда деваться от его игрушек, а требуемая игрушка слишком дорогая, чтобы позволить ему через два дня сломать её, Аркадий разрыдался, топал ногами, несколько раз пнул мать и обозвал её грубыми словами. Когда мать его сильно отшлепала, упал на землю и стал кататься и колотить по земле руками и ногами, закатываясь в пронзительном крике. Рядом останавливались прохожие, которые комментировали поведение ребенка и давали матери советы. Мать была очень смущена таким поведением сына, пыталась поднять его с земли, но он вырывался и орал ещё громче. Весь перепачкался и промок, так как намеренно закатился в лужу.

Мать выбрала самую неверную тактику — пошла и купила ему требуемую игрушку. После этого Аркадий спокойно встал и пошел вместе с ней домой. Как всегда, через пару дней дорогая игрушка валялась среди кучи остальных, к которым он давно потерял интерес.

В школе учился неровно. Память у него была хорошая, бабушка рано обучила его читать, писать и считать, поэтому сразу заявил учителям, что он все знает, и ему в школе неинтересно. На уроках, когда всем давали задания, демонстративно смотрел в окно, на замечания учителей говорил, что не будет «писать закорючки».

В начальных классах значительно опережал сверстников по своему развитию и ещё больше загордился. Всех называл «балбесами» и «недоумками», себя считал очень способным.

Когда учительница после его очередного отказа выполнить её задание велела ему идти домой, раз он все уже знает, не подчинился ей, заявив, что он сам знает, когда ему приходить в школу и когда уходить. Она взяла его за руку и пыталась вывести из класса, чтобы отвести к завучу. У дверей он упал на пол и повторил ту же сцену, как и с матерью. Но учительница никак не прореагировала на такое его поведение, вернулась к своему столу, приказала всем ученикам не обращать на него внимания и продолжила урок как ни в чем не бывало. Аркадий ещё немного поколотил в пол руками и ногами, поглядывая на одноклассников и учительницу, надеясь на их ответную реакцию, но никто в его сторону даже не смотрел. Он остался лежать на полу, униженный и растерянный.

Когда прозвенел звонок, его окружили одноклассники и стали над ним смеяться, спрашивали, мягко ли ему было валяться на полу.

С тех пор за ним закрепилось прозвище «припадочный». Но больше он таких истерических припадков не практиковал.

В более старших классах, когда стали изучать новые предметы, которых он не знал, а уроков дом готовить не желал, возникла резкая диспропорция между его повышенной самооценкой и реальным объемом знаний. Появились «тройки» и «двойки», его часто ругали. В таких случаях мог уйти из класса, демонстративно хлопнув дверью.

На переменах вклинивался в группу одноклассников и тут же пытался взять на себя руководящую роль, приказывая одному делать то, другому другое, но его никто не слушался.

Чтобы привлечь к себе внимание, рассказывал о себе разные фантастические истории, например, что у него есть настоящее ружье, с которым он ходит на охоту вместе с отцом и однажды убил медведя. Одноклассники не верили и смеялись, откуда в Подмосковье взялись медведи и как он смог поднять ружье, когда на уроках физкультуры не может выполнить элементарных заданий, отличаясь хилым телосложением и абсолютной неспортивностью. Или он якобы занимался в секции парашютного спорта и не только прыгал с вышки, но даже сделал несколько прыжков с парашютом из самолета. Или он «геройски» спас из горящего дома целую семью, а также кошку и собаку. И множество других таких же вымышленных историй, которые не имели даже намека на реальность.

Одноклассники не любили его и смеялись над ним, называли «вруном» и «бароном Мюнхаузеном, говорили: «Даже соврать складно не умеешь, куда уж тебе быть героем». Никто не хотел с ним дружить. То же самое было и во дворе.

Обидевшись на кого-нибудь, мог устроить дома истерику, рыдал и грозился покончить с собой. Бабушка пугалась, успокаивала его, говорила, что все ему завидуют, он такой умный и способный, и не стоит ему обращать на них внимания и дружить с «плохими», «грубыми» и «невоспитанными» детьми, давала ему деньги, чтобы он купил себе что-нибудь и играл дома.

Однажды его сильно поколотил одноклассник, которого он назвал «дебилом». После чего одноклассник пообещал Аркадию регулярно «обламывать рога», если он ещё раз попадется на его пути. Дома Аркадий рыдал, весь трясся, дрожал, не мог сказать ни слова, вел себя нелепо, защищался руками, как будто обороняясь, хотя дома были только бабушка и родители. После этого случая в школу и из школы его стала провожать бабушка, что вызывало ещё больше насмешек ровесников.

Бабушка жаловалась классному руководителю, что одноклассники Аркадия «травят» и «преследуют». На что учительница сказала, что Аркадий сам своим поведением провоцирует такое отношение, он слишком высокомерен, считает себя лучше и умнее всех, непонятно почему, так как он плохо учится и у него нет ни способностей, ни прилежания, одни амбиции.

В 13-16 лет влюблялся в разных девочек, но все знали его слабости, смеялись над ним и отвергали его. После очередной неудачи озлоблялся, обзывал девочку, к которой был неравнодушен.

Поллюции с 12 лет, с этого же возраста регулярно мастурбировал. С 17-18 лет называл себя «Печориным», «героем нашего времени», так как якобы разочаровался в девушках. Сочинил о себе очередную историю о трагической любви, из-за чего к женщинам у него теперь нет никакого интереса.

После окончания школы в институт поступать не стал, так как в аттестате были одни «тройки», ни к чему склонности не было, учиться не хотел. Но и работать не хотел. Отец предлагал ему устроить на работу в свое учреждение, но Аркадий отказался и около года болтался без дела. В конце концов отец настоял, и Аркадий устроился на работу лаборантом. На работе был высокомерен, держался загадочно, говорил, что он здесь временно, у него совсем другие планы и многозначительно замолкал, якобы предполагается какая-то особая, секретная работа. Но его и там быстро раскусили, и никто к нему не относился серьезно.

В 20-летнем возрасте Аркадий назначил свидание новенькой лаборантке, которая ему нравилась. При встрече стал рассказывать о себе невероятные истории, так что в конце концов она рассмеялась и заявила: «Ври, но знай меру, а то совсем заврался». Аркадий очень оскорбился, повернулся и ушел.

На следующий день она сама подошла к нему, сказав, что он зря обиделся, и Аркадий сразу воспрял духом.

В обеденный перерыв, когда все ушли обедать, он предложил ей остаться в комнате, и когда она согласилась, попытался опрокинуть её на стол и овладеть ею. Она боялась закричать, чтобы не привлечь внимание сотрудников из соседней комнаты и молча боролась с ним.

Раздеть её ему не удалось, но удерживая её одной рукой, Аркадий драгой расстегнул брюки и извлек половой член. Эрекции у него не было, и увидев его вялый член, девушка стала истерически хохотать и даже перестала сопротивляться. Она смеялась и, показывая на его пенис пальцем, сказала: «Это вот этим ты меня хотел изнасиловать?» Аркадий дал ей пощечину и выбежал из комнаты, даже не приведя в порядок одежду. Только на улице он спохватился и застегнул брюки.

Он вбежал в аптеку, которая была рядом и купил, не глядя, несколько упаковок разных лекарств, на которые просто показывал пальцем. Тут же в аптеке он стал демонстративно заглатывать купленные лекарства, давясь и кашляя, а потом с умирающим видом рухнул на подоконник и застыл.

Сотрудники аптеки вызвали «Скорую помощь», и Аркадия госпитализировали в городскую больницу.

Ничего опасного в его состоянии не было, ему промыли желудок, и он был в удовлетворительном состоянии. Но он заламывал руки, кричал, что напрасно его спасли, он все равно наложит на себя руки, больше он жить не может и рассказывал историю о «неразделенной любви», жаловался. что его никто не понимает и все отвергают.

Через несколько дней его выписали, так как истинных намерений покончить у него не было, а попытка были чисто демонстративно-шантажной, как и вообще при истерической психопатии.

Крайняя изменчивость и неустойчивость эмоций у больных психопатией, склонность к яркому фантазированию и недостаток волевых качеств в сочетании с трудностями в общении, — способствуют формированию и закреплению заместительных и суррогатных форм половой активности (например, стойкой мастурбации с яркими сексуальными фантазиями, просмотром порнофильмов, нарциссизму), которую больные психопатиями не могут реализовать в иных, нормальных формах из-за особенностей их личности.

Все вместе приводит к тому, что сексуальное влечение деформируется. Поэтому у больных психопатиями столь часты различные сексуальные отклонения и извращения.

Задержка психосексуального развития из-за нарушений коммуникации (способности к общению) бывает не только при психопатиях, но и при шизофрении. При психопатиях трудности в общении со сверстниками выражены в меньшей степени, чем при шизофрении, при которой контакты с окружающими нарушаются более грубо, вплоть до полной их утраты. Соответственно, при шизофрении становление сексуальности деформируется раньше и глубже, могут выпадать не только фазы, но и целые стадии, этапы психосексуального развития.

Шизофрения — достаточно частое заболевание. Проявляется она очень разнообразно. Как говорят психиатры, — в клинике шизофрении представлена вся психиатрия. Но большинство людей не знает о проявлениях шизофрении, полагая, что «шизофреник» — это больной, у которого есть бред, галлюцинации и который опасен для общества и от которого надо на всякий случай держаться подальше. И бред, и галлюцинации, и другая продуктивная симптоматика (то есть, продукция больного мозга) у больных шизофренией тоже бывают, но далеко не при всех её формах. Есть формы шизофрении, в частности, вялотекущая шизофрения, которая протекают без продуктивной симптоматики и проявляются лишь в эмоциональной и волевой сфере.

Больной вялотекущей шизофренией может быть чрезвычайно одаренным, талантливым, эрудированным, высоким интеллектуалом или может быть весьма средних способностей, ничем особенно не выделяясь среди остальных людей. Он может прожить всю жизнь, и никто из окружающих даже и не подозревает о том, что он болен шизофренией.

Только психиатр видит, что есть болезнь. Но к психиатрам больные с вялотекущей шизофренией попадают очень редко. Они живут спокойно, никому не мешают, опасности для окружающих не представляют и никому не приходит в голову обратиться к психиатру.

Некоторых из них люди считают «странными», «чудаками», «оригиналами», а некоторых считают обычными людьми с трудным характером, необщительными и замкнутыми, живущими в своем собственном внутреннем мире и не допускающими в него других людей, даже самых близких. Они могут быть и черствыми, равнодушными к другим людям, холодными, безжалостными и даже жестокими, и парадоксально чувствительными, и пассивными, и необычайно активными, настойчивыми, упорными, одержимыми какой-либо идеей. Как вы видите, проявления шизофрении весьма разнообразны, и людям, не знающим психиатрии, предположить, что этот человек болен шизофренией, очень трудно.

Особенно трудно выявить шизофрению в детском и подростковом возрасте. Для профессионала это трудностей не составляет, но родители, не зная о многообразии проявлений шизофрении, подчас объясняют необычное поведение сына трудностями подросткового периода, особенностями его характера, а затруднения общения — недоброжелательностью сверстников и другими причинами. А на самом деле ребенок болен и нуждается в квалифицированной помощи.

Еще раз повторю, что в психике человека ничего не бывает «просто так». Все, что не вписывается в картину гармоничного развития, все, что значительно отличает ребенка от сверстников, — все это укладывается в определенные психиатрические категории и имеет свои обозначения. А обозначают все нарушения психиатры не потому, что им так нравится, а потому, что это характеризует болезнь или предрасположенность к определенным психическим нарушениям.

Поэтому любое отклонение от нормы в поведении и развитии ребенка всегда должно насторожить родителей в аспекте возможного психического заболевания.

Ни в коем случае нельзя оправдывать те или иные нарушения поведения, характера или развития какими-либо внешними обстоятельствами, «плохим» влиянием сверстников или ещё какими-то причинами и надеяться, что у ребенка пройдет трудный подростковый возраст и все само собой образуется.

Практика показывает, что в случаях, когда родители ведут себя пассивно и не обращают внимания на отклонения в поведении своего ребенка, нарушения его способности к общению, ссоры и конфликты с другими детьми, неумение правильно строить с ними отношения и аномалии его характера, — все нарушения ещё более усугубляются, а если ребенок неправильно воспитывается, — то тем более. И чаще всего обращения к психиатру им все равно не избежать, но врачи в таких случаях имеют дело с уже запущенными нарушениями, лечить которые труднее. А при своевременной помощи ребенку всего этого можно было бы избежать.

Задержка психосексуального развития может быть вызвана и неправильным половым воспитанием родителями и педагогами, считающими все, что связано с сексуальными отношениями, низменным, грязным, порочным, и навязывающим ребенку такое же отношение.

Родители могут прививать такое отношение своему ребенку из самых лучших побуждений, отбирают для них «подходящих» товарищей, указывают, с кем сыну можно общаться, а с кем нельзя. Но подчас «воспитательные» меры принимают утрированный, неадекватный характер — ребенка ругают, наказывают и даже бьют, если его поведение не укладывается в рамки, предписанные родителями.

Ребенок может быть гармонично развит, однако постоянная чрезмерная опека и контроль, внушение родителями мысли о «постыдности» и «мерзости» всего, что связано с вопросами пола, запрещение общения со сверстниками, особенно с девочками, и навязывание иного круга общения, и даже полная изоляция от сверстников и сверстниц (чтобы уберечь его от их «развращающего» влияния), отрицательное «грязное» отношение к половым органам и любым проявлениям сексуальности ребенка, естественным для его возраста, наказания, оскорбления, унижение ребенка и другие жестокие «воспитательные» меры, — искажают этапы психосексуального развития мальчика и деформируют его личность.

Чаще всего это бывает в неполных семьях, когда мать растит сына одна. Она ненавидит бывшего мужа и мужчин вообще, не может устроить свою жизнь, её сексуальность подавлена, отношение к сексу резко отрицательное, и все это неминуемо сказывается на ребенке.

Бывает такое неправильное воспитание и в семьях, где деспотичная, властная мать является лидером и полностью отстраняет мужа от воспитания сына. А если сын пошел характером в отца, то такая мать-тиран полностью подавляет своим деспотизмом и мужа, и сына. Чаще всего такие женщины неудовлетворены в сексуальном отношении, поэтому все, что связано с сексом, вызывает у них непреодолимое отвращение. И такое же отношение мать навязывает сыну, подавляя любые проявления нормальной сексуальности ребенка.

Клинический пример.

Никита Н. 26 лет. Образование среднее. Женат. Детей нет.

Мать растила сына одна, родители давно в разводе, сведений об отце нет. После крушения своего брака мать Никиты замуж больше не выходила, мужчин в её жизни не было. Относится к сексу как к «последнему паскудству» и «разврату». Секс, в её понимании, нужен только для деторождения и возможен только после регистрации брака, и чем реже, тем лучше.

В таком же духе воспитывала и сына. Однажды, когда 3-летний Никита, сидя на горшке, разглядывал свои половые органы и трогал их (что совершенно естественно в этом возрасте), мать, увидев это, налетела на сына, как разгневанная фурия, била его по рукам полотенцем, приговаривая: «Вот тебе, мерзкий мальчишка, чтобы не смел больше заниматься рукоблудием!» Запугала мальчика до такой степени, что с тех пор он стал заикаться и просыпаться по ночам от детских страхов.

Никита рос робким, пугливым, стеснительным ребенком, боялся чрезмерно активных и агрессивных сверстников, боялся гнева матери. Старался слушаться мать, чтобы избежать очередного наказания, но она все равно находила повод, чтобы накричать на сына.

С детства учителя замечали, что ребенок выглядит постоянно подавленным, грустным. Если его расспрашивали, что случилось, чем он так огорчен, не обидел ли его кто из товарищей, он опускал голову и молчал или тихо отвечал: «Нет, все в порядке, ничего не случилось, просто настроение плохое». Почему у него всегда плохое настроение — учителя терялись в догадках.

Но мать, видя грустного сына, вместо того, чтобы проявить ласку и участие, ещё больше раздражалась и кричала на него: «Ну что ты опять нос повесил! Вечно ты всем недоволен, тебе не угодишь!» От её криков и вечных упреков Никита весь сжимался, втягивал голову в плечи, молчал или плакал.

Он старался пореже попадаться матери на глаза. Только когда она была на работе, а он возвращался из школы, Никита мог чувствовать себя относительно спокойно. Но как только приходила мать, он забивался в свой угол и старался не выходить из комнаты, пока мать гремела посудой на кухне, готовя ужин. Жили они в однокомнатной квартире, и избежать общения с матерью у Никиты не было возможности.

С тех пор, как она его первый раз наказала, мать придирчиво следила, чтобы Никита не притрагивался к своим половым органам «без необходимости». Даже когда он шел в туалет или ванную, она заставляла его оставлять дверь широко раскрытой, чтобы видеть, «чем он там занимается». Она требовала, чтобы он не закрывал дверь, даже когда он уже стал подростком. И бедный мальчик, сгорая от унижения, сидел на унитазе при широко распахнутой двери или принимал душ под бдительным оком матери. Она даже не позволяла ему задергивать занавеску в ванной. Поэтому он старался помыться и сходить в туалет ещё до прихода матери.

В подростковом возрасте мать придирчиво разглядывала его нижнее белье и даже нюхала его в поисках следов спермы, осматривала постельное белье. За «рукоблудие» она однажды пообещала ему «отрубить руки».

Никита панически боялся матери, так как она была скорой на расправу и могла дать ему увесистый подзатыльник даже в присутствии других людей.

Он рассказывал мне, что в своих детских мечтах он представлял себе, что когда-нибудь вырастет и избавится от деспотизма матери. «Я её ненавижу, ненавижу, пусть она умрет!» — шептал он ночью после очередной взбучки.

Но Никиту угнетали не столько физические наказания, сколько словесные оскорбления матери. Ругая его, она не стеснялась в выражениях, и у без того неуверенного в себе, робкого подростка с детства развился комплекс неполноценности.

Он считал себя «моральным уродом», так как несмотря на запреты и угрозы матери, все же занимался мастурбацией. Мастурбацией занимаются более 90% подростков, и Никита тоже не избежал этого соблазна.

Мастурбировал он только когда матери не было дома, в одиночестве, сам очень страдал от своего «слабоволия», испытывал чувство вины и угрызения совести, но избавиться от это привычки не мог.

Никита считал себя «порочным», «извращенцем», боялся, что мать или другие люди догадаются об этом. Ему казалось, что у него даже на лице написано, что он недавно мастурбировал, и он ходил обычно с опущенной головой, стараясь не смотреть в лицо собеседнику.

Он боялся, что мастурбация обязательно скажется на его психике, так как мать пугала его, что из-за «рукоблудия» у него «отвалится» половой член, на лице выступят «коричневые пятна — печать порока», и он станет «дебилом».

Никита часами разглядывал себя в зеркале, пытаясь обнаружить «коричневые пятна» и «следы порока» на своем лице, но даже их отсутствие его не успокаивало. Разглядывал он и свой половой член и даже пытался подпрыгивать на месте, чтобы проверить, крепко ли он держится и не собирается ли «отвалиться», не осталось ли на нем каких-нибудь следов «рукоблюдуия», так как мать регулярно осматривала его половые органы.

Он жил в постоянном предчувствии неминуемой беды — вот-вот мать или другие люди увидят эту пресловутую «печать порока».

Мастурбируя, Никита старался, чтобы сперма не попала на белье и одежду, тщательно мыл с мылом половой член после мастурбации, чтобы мать не обнаружила на нем следы спермы.

В школе он учился прилежно, старательно, но способностями не отличался. Бывали и «тройки», особенно по математике, которую он терпеть не мог. За «тройки» получал от матери очередную взбучку, поэтому панически боялся контрольных работ, по которым чаще всего и были плохие отметки. Домашние задания он выполнял гораздо лучше, так как подолгу просиживал за уроками, но контрольные по математике были кошмаром его школьных лет. Особенности его характера не позволяли совестливому и чрезмерно щепетильному Никите просто-напросто «списать» результаты у какой-нибудь «отличницы», он старался решить все задания сам, но чем больше волновался и спешил, тем хуже у него получалось. От страха, что он опять не успеет все решить, он забывал все правила и теоремы, которые до этого знал.

Ни друзей, ни подруг у Никиты не было. Ребята сторонились его, дразнили «пессимистом» и «нытиком», хотя сам Никита никому не жаловался. Но ему и не надо было жаловаться — на его лице и так явственно читалось выражение уныния, весь его пессимизм и неверие в собственные силы.

Закончив школу, Никита пытался поступить в медицинский институт, но «завалил» уже первый экзамен. От матери ему за это опять досталось, она раздраженно сказала, что и не ожидала, что этот «неудачник» поступит в институт. «Ничего путного из тебя никогда не получится», — постоянно твердила сыну «любящая» мамаша.

Никита устроился на работу, привыкнуть к новому коллективе ему было трудно, но он был рад, что, по крайней мере, избавился от насмешек своих одноклассников.

До 25-летнего возраста у него не было знакомой девушки. Стеснялся их, считал себя очень некрасивым и даже «уродом». На самом деле у него самая обычная внешность, которую, конечно же, не украшает унылое выражение лица, но «уродом» его никак не назовешь.

Тайком от матери продолжал мастурбировать. Но теперь он не мог делать это дома, так как сам работал в то же время, что и мать. Поэтому мастурбировал в туалете на работе, закрывшись в кабинке, или после работы заходил в общественный туалет.

Все заработанные деньги он старался не тратить, а копил. Его «хрустальной мечтой» была собственная квартира, где бы он мог жить без надзора матери, поэтому надеялся скопить денег, чтобы купить квартиру. Только ради того, чтобы избавиться от опеки матери, он в конце концов и женился.

На работе ему «строила глазки» одна из сотрудниц, довольно вульгарная и примитивная особа, которая уже дважды была замужем и имела двоих детей от разных мужей. Других неженатых мужчин, кроме Никиты, у неё на примете не было, к тому же Никита не пил, не курил и не сквернословил, неплохо зарабатывал, все знали о его бережливости. В общем, очень положительный мужчина без вредных привычек. Очевидно, поэтому она и решила его заполучить в качестве третьего мужа. Особенности его характера её не смутили — некоторые женщины предпочитают мужчин, которыми можно помыкать.

Однажды она завлекла его в кладовую, сама расстегнула ему брюки и сделала феллацию. Никиту так потрясло пережитое ощущение, что когда она предложила ему жениться на ней, он тут же согласился.

Мать Никиты известие о его скорой женитьбе не обрадовало, хотя она и сказала: «Ну наконец-то! А то перед людьми уже стыдно — здоровенный лоботряс, а все никак не женится». Но узнав, что будущая невестка уже дважды побывала замужем и имеет двоих детей, она не переставала «пилить сына», что он «ничего лучшего не смог найти», только «подбирать разных потаскушек».

У жены Никиты была комната в коммунальной квартире, где они и стали жить, подав заявление в загс. В первую их ночь партнерша была очень разочарована слабой эрекцией Никиты и тем, что он не смог осуществить половой акт, и нехотя согласилась на феллацию, сказав, чтобы после свадьбы он не очень на это рассчитывал.

Первая неудача ещё больше укрепила мнение Никиты в собственной неполноценности. Теперь к ощущению своей никчемности и внешней непривлекательности прибавилась уверенность и в сексуальной несостоятельности.

До официальной регистрации их брака сожительница ещё мирилась с тем, что Никита не может совершать половой акт. Хорошая эрекция у него была только после оральной стимуляции. За три месяца их совместной жизни Никита так и не смог провести ни одного полноценного полового сношения. Но после их официальной свадьбы жена стала открыто выражать свое недовольство и настояла, чтобы Никита обратился к врачу.

Задержка психосексуального развития может быть вызвана одной из вышеперечисленных причин, но гораздо чаще она вызвана сочетанным влиянием нескольких факторов. Может быть сочетанное воздействие и двух, и трех факторов. Например, отставание в психическом развитии в сочетании с неправильным воспитанием и изоляцией от сверстников, или задержка физического развития и полового созревания в сочетании с аномалией характера и деспотизмом родителей, подавляющих стремление ребенка к общению, или воспитание шизоидного психопата, у которого и без того нарушены контакты со сверстниками, в условиях гиперопеки (чрезмерного контроля), или аномалии характера, нарушения коммуникации (способности к общению), в сочетании с суровым воспитанием в «ежовых» рукавицах, и так далее.

Клинический пример.

Александр Ш. 26 лет. Образование высшее. Женат.

По характеру робкий, нерешительный, неуверенный в себе. С детства страдал «комплексом неполноценности».

Родители в разводе, жил вдвоем с матерью. Мать — жестокая, властная женщина, с раннего детства сурово наказывала сына за малейшую провинность — ставила в угол, где мальчик должен был часами стоять неподвижно, пока «не осознает» и не «исправится». Он обливался слезами, просил у матери прощения, обещал никогда так не делать, и только вдоволь насладившись унижением сына, она милостиво разрешала ему покинуть угол.

Отца Александра его мать ненавидела, даже не могла спокойно говорить о нем, обзывала при мальчике самыми оскорбительными словами. Самым большим оскорблением было то, что она находила в сыне черты отца. Сына называла «рохлей», «мямлей» и вместе с тем требовала от него беспрекословного подчинения и послушания.

Однажды она застала 7-летнего Александра дома играющим с соседской девочкой. Дети переоделись в её одежду и играли «во взрослых». Александр был «муж», а девочка — «жена». Мать Александра раскричалась, отшлепала сына, заявив, что ему ещё рано думать о том, чтобы стать мужем и снова поставила его в угол.

После школы он должен был сразу же возвращаться домой, гулять во дворе мать ему запрещала, заявив, что он «наберется» от других детей «хамства» и «плебейских замашек». За малейшее опоздание она его наказывала.

В школе его прозвали «маменькиным сынком», так как он часто повторял: «Мне мама не разрешает». Никогда не принимал участия в субботниках, школьных вечерах или других мероприятиях. Боялся даже попросить разрешения у матери пойти на школьный вечер.

Мать постоянно твердила ему, что молодежь растет «распущенная», подростки пьют, «развратничают», «тюрьма по ним плачет», и ему ни к чему набираться у них «дурному», пусть лучше сидит дома и учит уроки, а не то он по своей слабохарактерности попадет в какую-нибудь неблаговидную историю. «Имей ввиду, я тебя выручать не стану!», — грозила она сыну.

Учился Саша старательно, был прилежным, послушным, тихим, учителя его всегда хвалили. выдающимися способностями не отличался, но из-за своей усидчивости все уроки всегда выполнял безукоризненно. Но от каких-либо общественных поручений всегда отказывался, боясь не справиться.

Мать всегда внушала ему, что он «недотепа», у него «руки не из того места растут». Физически действительно рос слабым, с неразвитой мускулатурой. Хотя был выше многих сверстников, но был нескладным, сутулился, сверстники его дразнили. Самыми мучительными для него были уроки физкультуры. Он не умел ни бегать, ни прыгать, ни играть в спортивные игры.

Поллюции с 14 лет. Примерно с этого же возраста стал мастурбировать. Однажды ночью мать заметила это (у них была однокомнатная квартира и мальчик спал в одной комнате с матерью). Она выволокла сына из постели и устроила ему «разнос», осыпая всевозможными оскорблениями. Долговязый подросток, который был на целую голову выше матери, в одних трусах и майке, дрожа стоял босиком перед матерью, а она несколько часов кричала до хрипоты, как будто он совершил немыслимое преступление. После этого она пообещала привязывать его руки к спинке кровати, если он ещё хоть раз будет заниматься «этой мерзостью». Но когда матери не было дома, запирался в ванной (хотя дома был один) и мастурбировал.

В школьные годы ни в кого не влюблялся. Девочек стеснялся, считал себя «уродом», боялся их насмешек. Даже когда к нему обращалась одна из одноклассниц, опускал голову, краснел, закусывал губу, молчал и терялся, не зная, как себя вести и что отвечать.

Закончив школу, поступил в университет на физико-математический факультет. Девушек на курсе было мало. Ему нравилась одна из сокурсниц, но она не обращала на него внимания. Он даже боялся к ней подойти, на лекциях часто смотрел в её сторону, но она сидела далеко и ни разу на него не взглянула.

Закончил институт, стал работать. По-прежнему жил с матерью. У матери была гипертония, она часто лежала в больнице или ездила в санаторий, и только в её отсутствие он мог вздохнуть спокойно. Но даже когда её не было, в основном, сидел дома, так как друзей у него не было, пойти ему было некуда.

Когда Александру было 25 лет, к ним приехала погостить дочь приятельницы его матери. Она была на 3 года младше его, симпатичная, веселая и современная девушка. Он сразу влюбился, но так боялся, что мать скажет при ней какую-нибудь грубость в его адрес, что боялся каким-либо образом проявить свои чувства. Она относилась к нему с симпатией, расспрашивала о его жизни, работе, попросила быть её гидом. С разрешения матери он стал показывать ей Москву, они ходили в музеи, где сам Александр никогда раньше не был.

Через две недели во время очередной прогулки неожиданно для самого себя Александр брякнул: «Выходите за меня замуж» и сам испугался своей смелости. Она рассмеялась, сказав, что они слишком мало знакомы, а потом согласилась. Он не знал, как сказать об этом матери, но его невеста сама сказала ей. К удивлению Александра мать отнеслась к этому благосклонно. Они подали заявление в ЗАГС, и невеста уехала в свой город, чтобы сообщить новость родителям.

На свадьбу приехало много её родственников, а со стороны Александра была лишь его мать. Родители невесты сразу сказали, что молодым лучше жить отдельно, так как в однокомнатной квартире вместе с матерью жить ни к чему. Для начала они сняли для них квартиру и дали им денег на покупку квартиры.

В первую брачную ночь Александр чувствовал себя самым несчастным человеком на свете. Невеста ему очень нравилась, он считал, что любит её, ни к одной девушке он так не относился. Но он даже не умел целоваться, не имел понятия даже о самой примитивной технике полового акта и очень боялся, что у него ничего не получится.

У него действительно ничего не получилось. Эрекции почти не было, а когда невеста прикоснулась рукой к его половому члену, он вздрогнул и отпрянул. Она удивилась и спросила, в чем дело, разве она ему неприятно. Но он был в полной панике и даже не пытался объяснить случившееся. Она обиделась, отвернулась к стене и уснула. А он пролежал без сна всю ночь. Когда он думал о том, что она лежит рядом или видел её тело в прозрачной ночной рубашке, у него возникала эрекция, но он боялся к ней прикоснуться.

Утром они помирились. Но на следующую ночь все повторилось. Стоило жене к нему прикоснуться, как у него пропадала эрекция. Так они промучились около месяца, и он ни разу не смог совершить половой акт. У жены был определенный сексуальный опыт и она предлагала ему свою помощь, но он отскакивал от нее, как ошпаренный, и в конце концов она на него сильно обиделась и заявила, что ему нужно пойти лечиться. Ей нужен нормальный муж и полноценные сексуальные отношения, она хочет иметь детей, и такая «половая» жизнь её совершенно не устраивает. Самой основной её претензией был упрек, почему он не предупредил её, что он «полный импотент». Александр боялся признаться ей, что и сам этого не знал, так как раньше не был близок с женщинами.

По настоянию жены пришли на консультацию вместе. Александр не был импотентом, и в дальнейшем их сексуальная жизнь нормализовалась. Но его мать постоянно вмешивалась в их жизнь, часто приходила к ним, придиралась к невестке, брезгливо поджав губы, жаловалась, что та «развела грязь» и демонстративно проводила пальцем по мебели, пытаясь обнаружить несуществующую пыль. После посещений матери Александр долго не мог успокоиться, у него вновь были проблемы с эрекцией и он снова приходил на консультацию. Когда жена забеременела, он был «на седьмом небе» от счастья.

Во время очередного визита свекрови, когда та стала давать советы беременной невестке, как себя вести, та в довольно резкой форме отпарировала, что не нуждается в её советах. Та пришла в негодование, но жена Александра была хоть и молода, но обладала сильным характером. Она заявила, что свекровь испортила жизнь своему сыну, но лично она больше терпеть её тиранизм не намерена и выставила свекровь, приказав ей больше никогда не переступать порог её дома.

После этого мать звонила Александру, злобно выговаривая ему за жену и упрекая его, что он не вступился за мать. Но Александр вдруг проявил прежде несвойственную ему строптивость и сказал, что его жена совершенно права и он тоже не хочет, чтобы мать вмешивалась в их жизнь и попросил оставить его в покое. Она ещё несколько раз звонила, но услышав её голос Александр или его жена вешали трубку.

Периодически у Александра бывали проблемы с эрекцией, но он уже не отказывается от стимуляции со стороны жены, и в целом их сексуальная жизнь нормализовалась.

Основным стержнем задержки психосексуального расстройства, на который впоследствии нанизываются другие сексуальные нарушения, являются трудности общения (коммуникации) и нарушения поведения, вызванные неправильным воспитанием.

На этапе, когда ребенок 2-4 лет проявляет естественное и нормальное для его возраста любопытство к своему телу, половым органам и телу и гениталиям сверстников, такие родители расценивают это как «распущенность» и строго наказывают его за это. Впоследствии некоторые родители точно так же реагируют и на стремление мальчика общаться с девочками, и на его первую детскую влюбленность — наказывают, запирают дома, запрещают видеться с девочкой, в которую он влюблен.

Запреты на общение со сверстницами-девочками приводит к тому, что у мальчика не развивается навыков общения и нормального поведения с представительницами противоположного пола. Из-за неправильного воспитания становление сексуальности отстает от своих нормальных сроков — это называется асинхронией психосексуального развития.

На первых двух этапах психосексуального развития его задержка не привлекает внимания родителей. У таких детей менее выражены или отсутствуют любопытство, связанное с полом. Они не задают родителям обычных в этом возрасте вопросов, например, откуда берутся дети, чем отличаются половые органы мальчиков и девочек. При этом у ребенка отсутствуют 1 и 2 этапы психосексуального развития. Сами дети этого, конечно, не сознают, а родители считают отсутствие интереса к проблемам пола — свидетельством хорошего воспитания, поощряют сына как образец поведения.

Это сочетается с правильным становлением полового самосознания и формированием половой роли ребенка во всех остальных сферах общения.

Из-за задержки психосексуального развития выпадает важнейшая фаза — практическое обучение общению между полами.

Иногда из-за трудностей общения со сверстниками такие подростки начинают играть полоролевые игры, свойственные 5-7-летним детям. Они предпочитают общаться с детьми младшего возраста, играют с ними в «семью», в «доктора».

Но подростковому возрасту свойственен иной гормональный фон и большая осведомленность по вопросам пола. Совпадение таких запоздалых полоролевых игр с высокой гормональной активностью, в сочетании с эмоциональной привязанностью к своим маленьким друзьям, — может привести к суррогатной форме реализации либидо и искажению направленности полового влечения. В будущем у них может развиться гомосексуальное влечение или педофилия (сексуальное влечение к детям).

Нарушения становятся более явными уже в подростковом возрасте, когда затрудняется формирование психосексуальных ориентаций.

Если мальчика неправильно воспитывают, то у него формируется так называемый «барьер общения» с девочками. При попытке девочки с ним заговорить, такие подростки смущаются, краснеют, грубят или убегают.

На этапе формирования психосексуальных ориентаций половое влечение задерживается на платонической или эротической стадии. Реализация влечения соответствует той стадии, на которой произошла задержка, а фантазии и мечты как бы опережают эту стадию и соответствуют уже следующей стадии.

Чаще всего происходит задержка на эротической стадии либидо, и это является одной из частых причин нарушения психосексуальных ориентаций. А психосексуальные ориентации — это выбор объекта, на который будет направлено половое влечение. Если психосексуальные ориентации нарушаются, то это — основа для формирования в будущем сексуальных извращений.

Вот почему родителям так важно знать все этапы психосексуального развития ребенка, чтобы своими неправильными «воспитательными» мерами не создать почву для извращения у него сексуального влечения. Во многих случаях причины сексуальных извращений уходят своими корнями в детство ребенка, и виноваты в этом именно родители.

Кроме того, влияние микросоциальной среды (то есть, ближайшего окружения, в первую очередь, родителей), в том числе и неправильное половое воспитание, приводит не только к задержке психосексуального развития, но и к нарушениям формирования психики ребенка и подростка, к деформации его личности.

В более старшем возрасте все нарушения ещё больше усугубляются, так как у юноши отсутствуют правильные навыки общения с представительницами противоположного пола, которые он должен был бы приобрести в подростковом возрасте. Половое влечение не достигает зрелости, останавливаясь на стадии платонического или эротического либидо.

Повзрослев, юноша или молодой мужчина может столкнуться с непреодолимыми для него самого проблемами эротического и сексуального общения. Он не умеет правильно ухаживать за девушками. Отсутствие навыков общения, которым он должен был научиться в соответствующем возрасте, и отсутствие закрепления их на практике, что должно было бы произойти на этапе становления сексуальности, — не позволяет юноше правильно провести платоническое общение с партнершей. Он может общаться с девушками только как с товарищами или же, испытывая платонические чувства, юноша не способен перевести эти отношения в эротический контакт и завершить интимной близостью. Сексуальное влечение к женщинам снижено или отсутствует. В этом кроется важная причина многих сексуальных нарушений у мужчин, когда они достигают зрелого возраста.

Клинический пример.

Борис Г. 32 года. Образование высшее. Женат. Детей нет.

Сведения со слов жены Бориса, которая пришла посоветоваться по поводу мужа, а он сам прийти не хочет, так как он очень «стеснительный». Жену зовут Викой, ей 21 год.

Вика рассказала, что знакомы с Борисом 4 года — сразу после школы она пришла в лабораторию, где работал Борис, работала лаборанткой. Он был единственным неженатым мужчиной в лаборатории и сразу понравился ей обходительностью манер и тем, что он «не нахальный», как некоторые её сверстники. Сама она всегда была стеснительной, мать воспитывала её строго, пугала, что потеря девственности для девушки — «страшный позор», и до знакомства с Борисом Вика была девственницей. Подруг у неё никогда не было.

В первые недели после начала работы Вики в лаборатории Борис не подходил к ней, иногда украдкой бросал на неё взгляды, но стоило Вике на него посмотреть, сразу опускал глаза и густо краснел. Так они переглядывались примерно полгода. За это время Вика узнала о Борисе много хорошего.

На работе Бориса ценили, считали талантливым ученым, но очень робким и нерешительным. Он рано защитил диссертацию, но когда ему предложили должность старшего научного сотрудника, Борис, к удивлению его руководителя, отказался.

На эту должность было много претендентов с большим научным стажем, чем у Бориса, но руководитель его очень высоко оценивал, прочил в свои преемники, поэтому выдвинул его кандидатуру, несмотря на его молодость и сравнительно небольшой стаж научной работы.

Мотивом отказа от участия в конкурсе на эту должность были опасения Бориса, что он не справится с руководящей должностью, так как он должен был бы руководить группой из 7 человек.

Все были крайне удивлены его отказом, так как повышение в должности сулило не только быструю карьеру, но и значительное повышение оклада.

Но Борис боялся ответственности и необходимости самостоятельно принимать решения, он привык работать только под чьим-то руководством, когда все решения принимал вышестоящий руководитель. Тот сердился и был разочарован, но Борис так и не решился занять более высокую и престижную должность, и так и остался младшим научным сотрудником с небольшим окладом.

Среди незамужних сотрудниц Борис считался «завидным женихом», все знали, что он живет вдвоем с матерью в очень большой и хорошей квартире, мать занимает высокий пост, и материально они очень хорошо обеспечены. Он считался деликатным и хорошо воспитанным молодым человеком. Кроме того, Борису все прочили большое будущее, несмотря на его нерешительность, он уже увлеченно работал над докторской диссертацией, и многие институтские дамы пытались его очаровать, но безуспешно.

Чем активнее вела себя очередная претендентка на роль его супруги, тем больше он смущался, терялся и старался избегать её. В конце концов все решили, что у него что-то не в порядке в сексуальном плане, скорее всего, он импотент, и незамужние коллеги оставили его в покое.

Вика его не домогалась, она тоже смущалась и краснела, и её он перестал опасаться. Через полгода в их отношениях произошли некоторые положительные сдвиги. Однажды они оказались рядом в очереди в институтской столовой, а потом вместе сели за единственный свободный столик, а во время обеда немного разговорились. Вика рассказала кое-что о себе, он — о себе.

После этого Борис занимал очередь в столовой и для Вики и обычно они сидели за одним столиком. А ещё спустя пару месяцев они уже ходили на обед вместе.

Однажды у них на работе был небольшой фуршет по случаю защиты диссертации одного из сотрудников, все задержались после работы, а потом Вика пожаловалась, что уже поздно, и она боится ехать одна. Борис вызвался её проводить. В транспорте и на улице они просто шли рядом, Борис не брал Вику под руку и не предлагал ей опереться на свою руку, но в остальном был галантен — пропускал вперед в дверях, открывал перед ней двери, купил жетон в метро. Когда они подошли к дому Вики, у подъезда её ждала мать, которая подозрительно посмотрела на Бориса, а потом пригласила его в квартиру и устроила настоящий допрос. Она сказала, что Вике всего 17 лет, а Борис намного старше, и с его стороны непорядочно «совращать» юную невинную девушку и так далее в том же духе.

Вика молча страдала, ей было стыдно за бестактность матери, но, к её удивлению, Борис, выслушав все упреки, сказал, что Вика ему давно нравится, и он намерен на ней жениться.

Удивилась даже мать Вики. Она расспросила Бориса с пристрастием, кто он, какую должность занимает, какую зарплату получает, какие у него жилищные условия, и удовлетворившись его ответами, дала свое «родительское благословение» — именно так она выразилась. Ее последней бестактностью была фраза: «Но до свадьбы, молодой человек, никаких постельных отношений!», — чем вогнала в краску и новоявленного жениха и его невесту.

«Наказ» Викиной матери они выполнили, никакой активности Борис не проявлял, они даже не целовались «по-настоящему», лишь на прощание, когда он её провожал, Борис целомудренно целовал невесту в щечку.

Через три месяца они поженились и стали жить у Бориса. Со слов Вики, совместная жизнь со свекровью была сущим кошмаром. Мать Бориса — женщина властная, высокомерная, с первых же дней дала понять невестке, что она её сыну «не пара» — он талантливый ученый, кандидат наук, его мать тоже, отец — профессор (он давно ушел из семьи, женившись на женщине вдвое моложе его), а Вика — лаборантка и «плебейка».

Свекровь помыкала Викой, сделала из неё чуть ли не домработницу, придиралась ко всему — и готовить та не умеет, и неряха, и тарелку за собой не помыла, и белье плохо погладила, и хлеб в доме все время черствый, и покупает Вика не те продукты, какие следует и тому подобное. Она зудела целыми днями, и Вика после работы не хотела идти домой. Но поскольку работали они с Борисом по-прежнему в одной лаборатории, то и с работы возвращались вместе.

Точно так же мать разговаривала и с Борисом. За малейший проступок она строго отчитывала его, а он стоял перед ней, как школьник и лепетал: «Хорошо, мама, ты права, я так и сделаю».

Но от мужа Вика поначалу скрывала, как ей у них тяжело, тайком плакала, а однажды рассказала обо всем матери. Та страшно возмутилась, сказав, что Борис и его мать должны быть благодарны Вике, юной и порядочной девушке, которая согласилась выйти замуж за «старого холостяка», который не сумел жениться в таком возрасте. Не поставив в известность Вику, она отправилась к её свекрови, и обе дамы «крупно поговорили». В результате, когда Вика с супругом вернулись с работы, свекровь указала им на дверь, заявив, что не желает видеть в своем доме ни эту «маленькую негодяйку», ни своего сына, который «под каблуком» у этой «мерзкой интриганки».

Молодым пришлось уйти к матери Вики. Но там они попали «из огня да в полымя». Теперь уже теща учила зятя, как он должен себя вести и сколько зарабатывать, чтобы нормально обеспечивать семью (ей было уже известно об отказе Бориса от престижной должности с высоким окладом). Слова «тряпка» и «размазня» — были постоянны в её лексиконе, даже при зяте.

Промучившись пару месяцев, молодые в конце концов сняли квартиру и наконец зажили спокойно, без упреков и руководящих указаний своих деспотичных мам.

Все это время половой жизнью они не жили, и Вика оставалась девственницей. Вика ужасно боялась дефлорации (где-то она слышала, что это «ужасная боль»), а Борис тоже не предпринимал никаких попыток лишить её девственности. В постели он целовал и гладил жену, шептал ей ласковые слова, ей это очень нравилось, и обоих такая семейная жизнь вполне устраивала. Избавившись от опеки матерей, оба жили спокойно. Они были даже рады, что в квартире, которую они снимали, не было телефона — ни одна из мам не могла им позвонить и испортить настроение. А сами они не звонили, наслаждаясь, как дети, обретенной свободой.

Эрекция у Бориса иногда бывала, но была слабой. Оба спали в пижамах, так что об эрекции мужа у Вики очень смутное представление. Но иногда, во время ласк, случайно коснувшись бедром его пениса, даже через одежду, Вика отскакивала от мужа и больше не разрешала себя ласкать.

Она рассказывает, что ужасно боялась «всего низменного», связанного с сексом. Сама не может объяснить причину своих страхов.

Помнит, с каким отвращением её мать говорила о бывшем муже (они давно разведены), что он вел себя с нею, как «пьяный скот», удовлетворяя свою «похоть». Половой акт мать Вики иначе, чем «собачьей случкой» не называла. Соответственно, и Вика примерно так же относилась к плотской любви, тем более, что информацию ей почерпнуть было негде.

Мужа Вика очень любила, но ей вполне хватало его поцелуев и объятий, а от одного ощущения полового члена через одежду её бросало в дрожь.

Но однажды на дне рождения Вики они оба выпили шампанского и очень развеселились. И Борису наконец удалось лишить жену девственности и самому стать мужчиной. От выпитого Вика стала более раскованной и дефлорацию перенесла вполне спокойно.

Но в трезвом состоянии эрекция у Бориса была слабой, он никак не мог ввести половой член во влагалище, а Вика не знала ни как ему помочь и куда направить пенис мужа, ни как стимулировать его эрогенные зоны, чтобы достичь эрекции. После той ночи, когда они оба потеряли девственность, у них не было ни одного полноценного полового акта. Впоследствии Борис вообще отказался от своих попыток и половой жизнью они не жили.

Со временем оба стали испытывать чувство вины за ссору с мамами и помирились с обеими, но продолжили жить отдельно.

Спустя три года мать Вики забеспокоилась, почему дочь не беременеет, и Вике пришлось ей во всем признаться. Та посоветовала Вике обратиться к врачу, что она и сделала. Но Борис на консультацию так и не пришел.

Не испытывая истинного сексуального влечения к партнерше, не умея программировать, а по ходу общения — корректировать свое поведение, — юноша (мужчина) может решиться на половую близость, заведомо обреченную на неудачу.

Попытки сразу приступить к сексуальным отношениям, минуя платоническое общение и эротический контакт, что так необходимо девушкам и женщинам и без чего ни одна уважающая себя девушка (женщина) не согласится на интимную близость с юношей (мужчиной), — чаще всего принимают утрированный и даже нелепый характер. Это может проявиться нарочитой грубостью, развязностью, разыгрыванием роли «бывалого» и «опытного» в сексуальном отношении , грубом принуждении к половому акту, что настораживает, пугает и отталкивает большинство девушек и женщин, и он получит отказ.

Но если попадется благожелательная партнерша, и ему все же ему удается, минуя нормальные этапы платонического общения и подготовительного эротического ухаживания, склонить женщину к близости, то половой акт чаще всего заканчивается полным фиаско. А если ему попадется партнерша, которая будет этим крайне разочарована и не поскупится на нелестные комментарии сексуальной неудачи партнера, — то он будет унижен вдвойне, так как перед половым актом он разыгрывал из себя «многоопытного» любовника, а в результате опозорился.

Уже после первой сексуальной неудачи у такого юноши (мужчины) формируется или усиливается чувство сексуальной неполноценности, что ещё больше усугубляет нарушения способности к общению с женщинами.

Некоторые из мужчин с задержкой психосексуального развития начинают избегать женщин и особенно, интимной близости. Некоторые очень поздно начинают половую жизнь — после 23-25 лет и даже позже.

Особенно явно выраженная задержка психосексуального развития проявляется отсутствием у мужчины эякуляции и оргазма, даже при большой продолжительности полового акта. Могут быть и другие сексуальные нарушения.

В конечном счете задержка психосексуального развития может привести к самым разнообразным формам сексуальных нарушений — отсутствию сексуального влечения к лицам противоположного пола, половой слабости, а также к сексуальным извращениям — аутоэротизму, гомосексуальности, педофилии и многим другим.

Одним из тяжелых последствий задержки психосексуального развития является такое нарушение, как отсутствие семяизвержения, несмотря на длительный половой акт (так называемые анэякуляторные расстройства).

При этом может быть остановка либидо на эротической стадии. Мужчине больше нравится ласкать партнершу, и ласки могут длиться 1 час или больше. Он предпочитает ласки половому акту и может ими и ограничиваться по собственной инициативе или по просьбе партнерши, без всяких сожалений, что предварительные ласки не завершились половым сношением. Если половой акт все же происходит, то фрикции безразличны или только приятны и проводятся, в основном, ради партнерши. Эякуляции и полового удовлетворения не наблюдается. Незавершенный половой акт (без эякуляции) приводит к тому, что семяизвержение происходит ночью, во сне, в виде поллюций.

Отсутствие половой жизни такие мужчины переносят легко. Поводом для обращения к сексопатологу может быть бесплодие из-за отсутствия эякуляции.

Многие пациенты с анэякуляторными расстройствами, обследованные В.М.Масловым, И.Л.Ботневой и Г.С.Васильченко, воспитывались родителями в условиях гиперопеки (чрезмерно опекались), строгой матерью, которая постоянно контролировала и ограничивала круг общения сына. Чаще всего это бывает в неполных семьях, когда после ухода из семьи отца мать полностью концентрируется на сыне, не давая ему общаться с ровесниками, ни с мальчиками, ни с девочками, чтобы «уберечь» его от «дурного влияния» сверстников. Или же в семье, где деспотичная, властная мать и слабый, мягкий отец, которого она полностью отстраняет от воспитания сына.

Воспитание мальчика в условиях чрезмерного контроля и гиперопеки матерью приводит к нарушению психического развития и неспособности к общению со сверстниками. Примерно в одной трети случаев это сочетается с гормональными или иными соматическим нарушениями.

Большинство из них никогда не мастурбировали. Или же мастурбация является их собственной «находкой». А чаще всего у подростков нормальным психосексуальным развитием, не имеющих проблем с общением, первая мастурбация происходит под влиянием сверстников — кто-то более «опытный» показывает «новичку», как именно надо мастурбировать, или подростки стимулирую половой член друг друга.

А подросток, который растет в изоляции от ровесников или испытывает трудности в общении, чаще всего применяет необычную технику мастурбации — ритмическое сдавление головки полового члена, трение кожи в области уздечки, сжатие и трение полового члена между бедер, трение половым членом о постель, круговые движения крайней плотью по головке полового члена и тому подобное.

Все это сказывается и во взрослой жизни. Из-за нарушений способности к общению у таких мужчин нет даже самых элементарных представлений о половой жизни, технике полового акта, о том, что при половом сношении должен быть оргазм, так как никто им об этом не рассказывал — мать воспитывала сына в «девственной чистоте», а друзей, который могли бы его информировать обо всех «премудростях» половой жизни, — у него не было.

Обычно такие мужчины гораздо позже начинают половую жизнь (средний возраст по данным В.М.Маслова с соавторами — 23,7 года).

Даже вступив в брак, такие мужчины не имеют элементарных представлений о половой жизни и технике полового акта, о чем обычно осведомлены даже подростки. Или же мужчина знает, что должна быть иммиссия, но о технике полового акта имеет весьма смутное представление. Некоторые из таких пациентов даже не знают, что эякуляция и оргазм при половом акте должны быть, так как в подростковом возрасте они не имели опыта мастурбации.

В.М.Маслов с соавторами описали казуистический случай, когда один из таких пациентов, вступив в брак, считал, что в течение месяца жил половой жизнью, хотя осуществлял только иммисию (введение полового члена во влагалище). Другой пациент не совершал фрикционных движений, а просто ждал, когда наступит эякуляция. Есть и такие случаи, когда и жена тоже не имеет элементарных представлений о том, как должен происходить нормальный половой акт. Такая «половая жизнь» может продолжаться длительное время, а оба супруга недоумевают, почему у жены не наступает беременность, и обращаются к врачу с жалобами на бесплодие (!).

А если у мужчины с анэякуляторным расстройством нет постоянной партнерши, и половая жизнь происходит от случая к случаю с разными партнершами, то он может даже и не подозревать, что у него нет эякуляции. Далеко не все женщины «просвещают» своих партнеров в аспекте сексуальной грамоты из опасений, что партнер будет упрекать за прежний сексуальный опыт.

Клинический пример.

У меня был случай, когда 20-летняя женщина говорила своему избраннику, что она ещё девственница. Она-то прекрасно понимала, что он сам ещё девственник, и обмануть его легко. Они поженились, новоиспеченный муж был уверен, что лишил жену девственности, она кричала, что ей ужасно больно. Но в последующем, когда муж после введения полового члена во влагалище, замирал и ждал, её, конечно не удовлетворял такой «половой акт». Но она боялась ему сказать, что половое сношение должно происходить иначе, и привела его на консультацию, прося, чтобы я просветила её неопытного мужа.

Чаще всего такие мужчины отличаются мягкостью, нежностью и добротой, и жены их за это ценят. Психические нарушения наблюдаются у всех пациентов и характеризуются инфантильностью (то есть, несоответствием психического развития возрасту), зависимостью, подчиняемостью, неуверенностью в себе, чувством собственной неполноценности, ранимостью, чрезмерной впечатлительностью, чувствительностью, повышенной утомляемостью и истощаемостью, депрессиями, навязчивыми страхами.

Клинический пример.

Леонид Ж. 32 года. Образование высшее. Женат. Детей нет.

Первоначально на консультацию пришла жена Леонида, Наташа, которая за три дня до этого побывала у гинеколога, обратившись с жалобами на бесплодие. Гинеколог, расспросив её о половой жизни, посоветовала обратиться вместе с мужем к психиатру, так как это «ненормально». На следующий раз пришли вместе.

Леонида воспитывала мать. Родители в разводе. Мать больше замуж не выходила, всех мужчин ненавидела, говорила, что все они «кобели», и ей так надоело «ублажать» бывшего мужа и стирать его «вонючее белье», что больше ей на мужчин и смотреть не хочется.

С детских лет мать внушала сыну, чтобы он никогда не походил на своего отца, рос послушным и прилежным мальчиком и не думал о «глупостях».

Детских учреждений Леонид не посещал, воспитывала его бабушка, она же научила его читать и писать ещё до школы. Потом она умерла, и мать стала забирать его после школы к себе на работу, чтобы он «не болтался на улице». Она работала в соседнем здании, в библиотеке, чтобы иметь возможность часто отлучаться с работы и контролировать сына, даже когда была жива бабушка Леонида.

Всех ребят во дворе и в школе мать Леонида считала «дебилами» и «дурно воспитанными» и внушала сыну, что он должен расти культурным человеком. В её понимании «культура воспитания» заключалось в том, что мальчик после школы весь остаток её рабочего дня сидел в уголке за пыльными стеллажами с книгами и там же готовил уроки. Гулять с ребятами она ему не разрешала. Библиотека была для взрослых, поэтому детских книг там не было. Мать совала ему в руки какой-нибудь роман, и Леонид уже с ранних школьных лет перечитал всю классику и другие «взрослые» книги.

С детства робкий, пугливый, мнительный, нерешительный. Учился хорошо, старательно, так как мать за плохие отметки обещала наказывать. Но плохих отметок у него не было. Даже сидя в библиотеке, успевал приготовить все уроки. По письменным заданиям всегда были «пятерки», но с устными были проблемы. У него была хорошая память, сказались и навыки чтения, но даже хорошо зная урок, очень смущался, когда его вызывали к доске, говорил тихим голосом, глядя в пол, а если слышал смешки одноклассников, то заливался краской и вообще замолкал.

Учителя его любили за послушание, к тому же его мать все знали. В течение дня она постоянно заходила, чтобы посмотреть, чем занят на переменах её сын, и, увидев, что он сидит за партой, углубившись в книжку, в то время как все одноклассники носятся по коридору, успокаивалась.

Даже в подростковом возрасте мать обращалась с ним довольно бесцеремонно. Например, в присутствии одноклассников доставала носовой платок и держа его у носа 14-летнего сына, заставляла его высморкаться (у него хронический гайморит и ринит), требовала показать, есть ли у него чистый носовой платок или поправляла воротничок его рубашки. Леонид стеснялся, тяготился такой опекой матери, но возразить ей он не смел.

Все его дразнили «маменькиным сынком» и «пай-мальчиком», никто не хотел с ним дружить. В детских фантазиях он представлял себя смелым, решительным и сильным, а в реальной жизни был закомплексованным, робким и болезненным подростком.

Девочки им совершенно не интересовались. С 16 лет Леонид был тайно влюблен в одну из одноклассниц, мечтал, что она попадет в беду, а он отважно спасет её, и за это она его полюбит, но не смел не только признаться ей в любви, но и посмотреть в её сторону.

Он писал стихи, посвященные своей возлюбленной, завел дневник, где описывал каждый день и каждое событие, связанное с девочкой, в которую он был влюблен, но тщательно прятал все это от матери. Писал в своей комнате ночью в постели при свете ночного фонарика, заслонив свет фонаря одеялом, чтобы мать не заметила. Любил эту девочку почти два года, пока не закончил школу. С тех пор с ней не виделся.

С детских лет всегда помогал матери по хозяйству. Когда она готовила ужин, вертелся около неё на кухне, чистил картошку, мыл посуду, чистил плиту. Научился готовить, и ему это даже нравилось. С подростковых лет сам стирал белье, убирал квартиру, ходил в магазин.

Закончив школу, поступил в университет на исторический факультет. На курсе было много девушек, некоторые ему нравились, но на робкого долговязого сокурсника, который не расставался с носовым платком, никто из них не обращал внимания. Леониду приходилось ежедневно брать с собой по 2-3 носовых платка из-за хронического ринита, и из-за этого он ещё больше страдал комплексом неполноценности.

Сам стирал и гладил свои носовые платки, как и все остальное белье. Все у него было белоснежное, в одежде был очень аккуратен. Мода его не интересовала, мать покупала ему добротные вещи «немарких» расцветок, и своим немного старомодным стилем в одежде он резко выделялся среди сокурсников, которые ходили на занятия в давно не стираных джинсах и свитерах.

Мать очень ревниво расспрашивала его о девушках, внушала, что ему ни в коем случае не следует рано жениться, надо сначала получить образование. Но беспокоиться ей было совершенно не о чем, так как при характере Леонида ранняя жениться ему не грозила.

По-прежнему жил с матерью и во всем слушался её. Она беспокоилась, что в институтской столовой его накормят «какой-нибудь гадостью» и давала ему с собой термос с чаем, домашние котлеты (он сам каждый вечер прокручивал мясо на мясорубке и жарил эти котлеты), чтобы он не ел «что попало», иначе «заработает гастрит». Все сокурсники как раз ели «что попало» в студенческом буфете, и это их ничуть не смущало, а Леонид был вынужден жевать холодные домашние котлеты и пить теплый чай из термоса в перерывах между занятиями.

Его так и прозвали «мистер Термос». Его это очень смущало, сокурсники над ним посмеивались, но ослушаться мать и выбросить котлеты он не смел.

К тому же у него не было карманных денег, чтобы пойти и пообедать в столовой. Хотя он получал повышенную стипендию, так как учился на одни «пятерки», но мать её отбирала, чтобы у него не было «соблазнов». Она покупала ему проездной билет на общегородской транспорт, а денег не давала.

После окончания института его оставили в аспирантуре на кафедре, так как он был лучшим студентом и закончил институт с отличием. После окончания аспирантуры вскоре защитил кандидатскую диссертацию.

В возрасте 29 лет осенью его отправили с группой студентов-первокусников «на картошку». Там познакомился с девушкой, которая очень напоминала внешностью девочку, в которую он был влюблен в школе. Ухаживать за ней он боялся, так как полагал, что неформальные отношения преподавателя и студентки аморальны, хотя она ему очень нравилась. Она и стала впоследствии его женой.

Как рассказывает Наташа, он даже не пытался за ней ухаживать, только весь месяц улыбался ей издали. Она ему тоже симпатизировала, так считала его взрослым и загадочным.

Но накануне окончания работы он сам подошел к ней, сказал, что она очень похожа на его давнюю знакомую, и он хочет на ней жениться. Наташа в первый момент растерялась, но ответила согласием. Трудно найти в наше время 17-летнюю девушку, которая откажется выйти замуж, когда ей это предлагают, а тем более, 29-летний мужчина, преподаватель и кандидат наук. Вот и Наташа не раздумывала ни единой минуты, хотя она его совершенно не знала.

До свадьбы они встречались ежедневно, но половой жизнью не жили. Наташа полагает, что просто было негде, так как оба жили с родителями, но дело, конечно, не в этом. Когда молодой мужчина хочет девушку, он не задумывается о таких пустяках, где вступить с ней в интимные отношения, и обязательно изыщет такую возможность, сметая все препятствия и даже сопротивление девственницы. Но сексуальное влечение у Леонида снижено, ему было достаточно поцелуев и объятий.

После свадьбы Наташа настояла, что они будут жить у её родителей, так как уже имела опыт общения с матерью Леонида и про себя называла её «мужиком в юбке».

Сексуального опыта у обоих не было. Наташа не очень общительная. У неё была единственная подруга, с которой она дружила ещё с первого класса, тоже робкая и застенчивая девочка, и обе они ничего не знали о половой жизни.

Леонид и подавно ничего не знал. Вся информация о взаимоотношениях полов ограничивалась тем, что он прочел в романах, но там, в основном, описывались романтические отношения. Примерно так он и представлял себе любовь. В те времена эротическая литература ещё не продавалась на каждом углу, а в кинофильмах эротических сцен тоже не было. Супруги, укрытые по горло одеялом — вот и вся эротика советских времен.

Но тем не менее, девственность Наташа потеряла уже в первую брачную ночь. Сразу после дефлорации, когда Наташа резко вскрикнула, Леонид прекратил сношение. Несколько дней он просто целовал жену или они лежали молча, обнявшись. Ни у нее, ни у него не было потребности в половом акте. Эрекции у Леонида не было.

Спустя неделю, когда у него возникла эрекция, он осуществил иммиссию, но фрикций не совершал. Со слов Наташи, он просто лежал на ней, целовал её и гладил её волосы.

Она полагала, что именно таким и должен быть половой акт — контакт половых органов есть, следовательно, все в порядке. А то, что при половом акте должны быть фрикции, оргазм и эякуляция, оба не знали.

Так продолжалось несколько месяцев. Их сексуальные контакты были редкими, не чаще одного раза в неделю, а иногда и реже. Желания близости ни у Наташи, ни у Леонида не было. После иммисии Наташа лежала неподвижно, он тоже, ей было тяжело держать его на себе, и такой «половой акт» ей совершенно не нравился.

По-видимому, и Леонид был разочарован, так как сказал однажды жене, что раньше читал, что физическая близость — это экстаз и полет, но никакого «полета» лично он не ощущает. А Наташа и подавно. Так супруги деловито обсудили свою «половую жизнь» и решили, что им и без неё хорошо.

Отношения с родителями Наташи у Леонида сложились хорошие. Приученный матерью помогать ей по хозяйству, он и в новой семье взял на себя многие обязанности по дому — мыл посуду и даже протирал шваброй пол, сам стирал свое белье, выносил мусорное ведро, охотно ходил в магазин, не отказывался и от других поручений тещи.

Родители Наташи не могли нарадоваться на такого замечательного зятя. По характеру все отмечали, что он очень покладистый, не спорит, не ругается, со всеми соглашается. Не пьет, не курит, не гуляет, жену любит, всю зарплату приносит — мечта, а не муж! Но то, что в постели супруги, в основном беседовали, а больше ничем не занимались, — родители Наташи, конечно же, не знали.

Наташа считала мужа ласковым и добрым. Но он скорее, был её подружкой, чем мужем. Беспокоило Наташу только то, что у них нет детей. Ее родителей это тоже беспокоило. Мать Наташи не работала, имела возможность помогать им с будущим ребенком и не раз говорила, как было бы хорошо ей на старости лет понянчиться с внуком.

И только поэтому Наташа заговорила с мужем, что не мешало бы им возобновить «половую жизнь». Особым желанием Леонид не горел, но согласился, так как тоже был не прочь стать отцом.

Их «половая жизнь» возобновились. По-прежнему Леонид не совершал фрикций, соответственно, у него не было ни эякуляции, ни оргазма. После введения полового члена, полежав какое-то время, пока эрекция не пропадала, Леонид извлекал половой член и с чувством исполненного «супружеского долга» засыпал.

Через некоторое время мать Наташи посоветовала дочери в тайне от мужа сходить к гинекологу, возможно, она страдает бесплодием. И наивная Наташа отправилась к врачу.

К счастью, гинеколог оказалась опытной и расспросила Наташу о технике полового сношения. Если бы этого не произошло, скорее всего, Наташе пришлось бы долго обследоваться на предмет установления «бесплодия», а потом и Леониду тоже — на предмет мужского бесплодия.

Поскольку далеко не все врачи-интернисты знают об анэякуляторном расстройстве, да просто многим врачам и в голову не придет расспрашивать супругов с трехлетнем стажем, совершает ли муж фрикции во время полового акта, то супругам пришлось бы долго лечиться совсем не у тех специалистов, которые могли бы им помочь. В данном случае помочь им было нетрудно, так как с эрекцией у Леонида дела обстояли, в целом, вполне удовлетворительно, а когда Наташа научилась адекватной стимуляции полового члена, то проблем с эрекцией у него не было. Он тоже обучился стимулировать её эрогенные зоны, и их сексуальная жизнь стала если не гармоничной, то, по крайней мере, регулярной.

Хотя отсутствие эякуляции считается тяжелым расстройством, сексопатологами оно довольно успешно лечится. Помимо лечения, если есть гормональная недостаточность или иные нарушения, сексопатологи отрабатывают с пациентом модель поведения, приемлемую для нормальной сексуальной жизни — платонические ухаживания, эротическая стадия и её реализация, если у него нет постоянной партнерши.

Процесс обучения адекватной модели поведения рассчитан на то, что пациент «наверстает» то, что было упущено при неправильном воспитании.

Если пациент не женат, то врач обучает его искать подходящую партнершу. Критериями поиска являются индивидуальная привлекательность и черты характера женщины. Сексопатолог анализирует с пациентом каждую неудачу или удачу. Конечной целью лечения пациентов с задержкой психосексуального развития является подбор постоянной партнерши, к которой пациент адаптируется.

Таким образом, сексопатолог является не только психотерапевтом, но и воспитателем, восполняя недостатки воспитания и повторяя искаженные или пропущенные стадии 3-го этапа психосексуального развития человека.

Преждевременное психосексуальное развитие

Преждевременное психосексуальное развитие — это раннее становление сексуальности, опережающие средние возрастные нормы и половое созревание.

Причиной преждевременного психосексуального развития может быть врожденное или происшедшее в раннем детском возрасте поражение глубоких структур мозга, что проявляется снижением порога возбудимости нервных структур, обеспечивающих эякуляцию и оргазм. Это является фоном, способствующим закреплению отрицательных воздействий психических и социальных факторов.

Преждевременное психосексуальное развитие может быть и при некоторых психических заболеваниях — так называемые психогеннообусловленное ускорение психосексуального развития. При этом половое влечение опережает другие проявления сексуальности. Влечение проявляется уже на этапе формирования полового самосознания, то есть, до 7 лет. В 5-10 лет у ребенка уже могут быть сексуальные фантазии. Безусловно, столь ранние сексуальные фантазии не могут быть адекватно реализованы.

Раннее пробуждение сексуальности и её дальнейшее развитие, вне зависимости от его причины, её вызвавшей, возможно только при постоянном подкреплении оргазмом или хотя бы приятными ощущениями. А снижение порогов возбудимости (то есть, способность легче реагировать на возбуждение) нервных структур, обеспечивающих эякуляцию и оргазм, позволяет получить это подкрепление.

Если сексуальный интерес у ребенка чем-то несвоевременно спровоцирован, но в дальнейшем не подкрепляется оргазмом, то он быстро угасает, и в дальнейшем возможно обычное психосексуальное развитие.

Исключением из этого правила являются некоторые психические заболевания, в частности, так называемые «ядерные» психопатии и шизофрения. В этих случаях возможна фиксация интереса ребенка на сексуальной сфере. Еще в периоде любопытства, связанного с полом, изучение половых органов приобретает по-настоящему сексуальную окраску. Половая активность сопровождается приятными ощущениями или даже оргазмом.

Преждевременно сформировавшееся либидо влечет за собой различные варианты сексуальной активности. Чаще всего сексуальность у больных с психическими заболеваниями выражается суррогатными формами — имитация полового акта, мастурбация, — так как реализовать её иными способами в детском возрасте невозможно.

Если при этом у ребенка имеются трудности с общением из-за нарушения психики, то это может привести к задержке формирования либидо на одной из стадий. Несмотря на раннее появление сексуального интереса, половое влечение не достигает зрелости и его развитие может остановиться на эротическом уровне. Реализация полового влечения нормальным способом может стать практически невозможной.

В этом возрасте эмоциональные реакции преобладают над рассудочными. Поэтому реализация этих тенденций происходит без обдумывания и задержек. Возможны сексуальные девиации (отклонения) и искаженная направленность полового влечения, что может привести к половым извращениям. Может сформироваться стереотип, который прочно сплавляется с ядром личности, сохраняется в течение всей жизни и практически не поддается лечению.

К социогенным причинам преждевременного психосексуального развития ведущие отечественные сексологи относят пробуждение и формирование сексуальности вследствие даже однократного, но чаще всего методичного и длительного растления и совращения ребенка подростком и взрослым человеком.

Совратителями детей чаще всего являются те, кто не может реализовать своей сексуальное влечение нормальными способами. Сексуальное извращение, когда влечение направлено на детей, называется педофилией, оно описано в соответствующем разделе.

Чаще всего мальчиков совращают или растлевают мужчины или подростки мужского пола. В этих случаях совратитель страдает не только педофилией, но и гомосексуализмом, и прививает ребенку свои гомосексуальные наклонности.

Подростки принуждают мальчика к сексуальным контактам с помощью угроз, запугивания, а иногда и с помощью физического насилия.

Клинический пример.

Кирилл З. 10 лет. Беспризорник. Доставлен в подростковое отделение психиатрической больницы из детского приемника-распеределителя.

Отец — алкоголик, мать умерла. О раннем развитии сведений нет.

По характеру вспыльчивый, агрессивный, неуправляемый. Из-за пустяка может озлобиться и наброситься с кулаками даже на старшего по возрасту. Бил младших детей в семье за малейшую провинность или неподчинение.

В школе почти не учился, уроки все время прогуливал. В 8-летнем возрасте сбежал из дома, так как пьяный отец его часто бил чем попало, а с ним справиться Кирилл не мог. Долго скитался, потом прибился к группе беспризорников 14-16-летнего возраста и стал бродяжничать вместе с ними, вместе воровали и пьянствовали.

В первый же день один из ребят принудил Кирилла к «coitus per anum». Вначале Кирилл воспротивился, но тот так дал ему кулаком, что Кирилл отлетел в угол сарая, в котором они ночевали. Тот был вдвое старше и безусловно, гораздо сильнее, и мальчик подчинился. Ему было очень больно и он чуть не расплакался, тем более, что все происходило в присутствии других беспризорников.

После того, как старший совершил половой акт, нашлись ещё желающие, но новоявленный «любовник» Кирилла заявил, что мальчик — его собственность, и он позволит другим использовать его только если ему заплатят выкуп и назначил солидную сумму. Денег ни у кого, конечно, не было, и они от Кирилла отстали.

Кирилл решил ночью сбежать, но когда он пробирался к двери, кто-то подставил ему подножку, Кирилл растянулся на полу, а все проснулись. «Любовник» снова избил мальчика, выбил ему два передних зуба, а на ночь связал ему ноги.

Но наутро «любовник» проснулся в благодушном настроении, совершил с Кириллом ещё один противовестественный акт, а потом сказал, что со временем Кирилл и сам «войдет во вкус». Но на ночь его всегда связывал.

Через некоторое время Кирилл привык к таким отношениям. Иногда «любовник» заставлял его делать феллацию, а «в награду» стимулировал его половой член рукой, и Кириллу это было приятно. Иногда он и сам просил «любовника» «погладить» его половой член и стал испытывать оргазм при такой стимуляции. Стал сам проявлять инициативу, и даже без просьб «любовника» делал ему феллацию.

Мальчик привязался к нему, всегда держался с ним рядом. Укладываясь на ночь спать, прижимался к нему всем телом, так как в сарае было холодно, спали прямо на полу, набросав веток. «Любовник» его уже не связывал, но будучи пьян, не раз бил. Но Кирилл старался не сердить его, а когда тот был пьян, держался в стороне, чтобы не попасть под горячую руку.

Сам Кирилл стал ещё более задиристым, чувствуя за собой поддержку «любовника», нападал даже на старших членов группы. В пьяном состоянии они часто дрались, а наутро и сами не могли вспомнить, из-за чего произошла драка.

Когда их прогнали из сарая, они жили в полуразрушенном доме. Если были деньги, пьянствовали и играли в карты. Когда деньги кончались, шли «на вылазку». Они старались не ходить всей группой, так как сразу привлекали к себе внимание своим оборванным и запущенным видом, а разбивались на «пары» или «тройки». Кто-то воровал, кто-то попрошайничал. Вечером возвращались и хвалились, у кого больше «улов». Периодически меняли место обитания. Несколько ребят после «вылазки» не вернулись, о их дальнейшей судьбе никто не знал, но не очень и печалились.

Так они скитались более двух лет, а потом Кирилла с его «любовником» поймали на краже. Кирилла направили в детский приемник, а оттуда перевели в подростковое отделение психиатрическрй больницы. О судьбе «любовника» он не знает.

Взрослые растлители-педофилы действуют по-другому. Используя любознательность ребенка, они рассказывают ему о половой жизни, показывают эротические и порнографические фотографии. У педофилов, помимо сексуального влечения к детям, бывают и иные сексуальные извращения. В соответствии со своим предпочитаемым извращенным способом сексуального удовлетворения, взрослые педофилы пропагандируют эти формы сексуальных отношений.

После того, как у ребенка появляется интерес к половым вопросам, педофилы переходят от информации к её практической реализации — демонстрируют свои гениталии и разглядывают половые органы ребенка, навязывают ребенку эротические действия, имитируют сексуальные контакты. С помощью этого они добиваются «добровольного» согласия ребенка, который, конечно же, не способен реально осмыслить все значение совершаемого с ним и последствия растления и совращения. После этого педофилы начинают половую жизнь с ребенком.

Взрослые гомосексуалы-педофилы растлевают детей и подростков, постепенно приучая их к эротической стимуляции половых органов.

Клинический пример.

Вася Г. 10 лет. Школьник. Поступил в подростковое отделение психиатрической больницы в состоянии реактивной депрессии.

Со слов матери, беременность и роды протекали без патологии. Закричал сразу. Раннее развитие своевременное. Рос здоровым, физически крепким, болел очень редко, лишь простудными заболеваниями. Из детских инфекций — ветряная оспа.

По характеру общительный, очень активный, непоседа, жизнерадостный. Легко адаптировался в любом детском коллективе, всегда был организатором всевозможных шалостей и проказ. Если его ругали, ничуть не смущался, хлопал ресницами с невинным видом, обещал «исправиться», но через некоторое время все повторялось, и он организовывал какую-нибудь авантюру.

Так например, в 6-летнем возрасте Вася подговорил сверстников из своего двора пойти «в поход». В тайне от родителей копили деньги, собирали консервы, сухари и другие продукты. Нагрузившись всем этим в один прекрасный день дети отправились «в приключение». Уже спустя несколько часов родители хватились детей, все бегали по двору с встревоженным видом, расспрашивая других детей, и одна из девочек, обиженная, что мальчишки её не взяли «в поход», все рассказала взрослым. Те отправились в милицию, и уже через несколько часов беглецов поймали. Всем крепко досталось от родителей, и несколько дней их не выпускали из дома. Никто из родителей не сомневался, кто был организатором «похода», а Вася и сам не скрывал этого, досадуя, что их «приключение» так быстро закончилось.

В школе в новом коллективе ему вначале было очень интересно, быстро подружился с одноклассниками. Но к занятиям быстро потерял интерес, не мог досидеть до конца урока. На уроках все время вертелся, то шептался с соседом по парте, то запускал бумажных голубей, то с заговорщицким видом показывал приятелям из-под парты какую-нибудь новую игрушку. Прилежанием и усидчивостью не отличался, но новый материал схватывал легко. Учителя его любили, несмотря на его проказы. Вася был открытым, дружелюбным и улыбчивым ребенком.

В школу ходить любил, но перемены Васе нравились гораздо больше, чем сами уроки. На переменах в куче визжащих, катающихся по полу или бегающих по коридору мальчишек Вася всегда был лидером и организатором.

С 9-летнего возраста мальчика отдали в спортивную секцию по плаванию при детской спортивной школе. Родители надеялись, что в спорте мальчик сможет реализовать свою неуемную энергию. Тренировки ему понравились, быстро научился плавать разными стилями и ходил в бассейн с удовольствием.

Тренером был 40-летний мужчина, который с первых же тренировок проявлял повышенное внимание к Васе. Он его постоянно хвалил, ставил в пример другим детям, часто подходил к Васе, гладил его по голове или дружески обнимал за плечи, прижимая к себе. Мальчик рослый, был почти одного роста с невысоким тренером. Похвалы Васе очень нравились, к тренеру проникся уважением.

Со слов Васи, однажды тренер после окончания занятий вошел в душевую, когда он принимал душ и долго стоял, разглядывая тело мальчика, а потом пригласил его к себе в тренерскую. Он рассказывал ему о себе и своей спортивной карьере, обещал показать свои призы, кубки и грамоты и пригласил его к себе домой. Но в тот день Вася пойти к нему не мог, и тренер пригласил его в гости через неделю.

Когда через неделю Вася сказал матери, что он пойдет в гости к тренеру, мать категорически запретила ему это, мотивировав тем, что ему придется поздно возвратиться домой. Бассейн был рядом с их домом, и на тренировки мальчик бегал один, а тренер жил в другом районе. Вася был очень огорчен, так как очень хотел посмотреть спортивные награды тренера.

Хотя он и не отличался послушанием, но мать строго-настрого запретила ему куда-либо ходить после тренировок, пригрозив, что в противном случае она его больше никогда не пустит в бассейн, и Васе пришлось подчиниться.

Тренер тоже был огорчен, но пообещал принести некоторые из своих спортивных наград, чтобы показать Васе.

Он выполнил свое обещание, приносил каждый раз новые призы, они оставались после тренировок в тренерской, и он показывал их Васе. Обычно в тренерской кто-то был, но если они оставались наедине, тренер как бы ненароком клал Васе руку на плечо, привлекал его к себе и так, обнявшись, они сидели и о чем-либо беседовали.

Однажды они задержались допоздна, и когда все остальные тренеры разошлись по домам, тренер стал более настойчив. Он говорил мальчику о «крепкой мужской дружбе», о том, что только двое мужчин могут понять друг друга, так как они «настоящие мужчины», а девчонки все «вертлявые дурочки», они недостойны внимания мужчины, и тому подобное.

Мальчик был очень горд таким вниманием взрослого человека и полностью доверял ему. Но когда тренер стал его обнимать и целовать, Вася отстранился и сказал, что целуются только «девчонки», а он целоваться не будет. Тренер сказал, что «настоящие друзья» не только целуются, но все делают вместе — живут вдвоем, вместе спят и едят.

Потом он долго целовал половой член мальчика, тот вначале испытывал неловкость, но тренер сказал, что это «посвящение в мужчины», сейчас благодаря ему Вася «станет мужчиной», и мальчик подчинился, так как безгранично верил своему тренеру. Эрекции у него не было, но ласки были приятны. После этого тренер заявил, что теперь его очередь и он должен делать то же самое. Тот попытался, как смог, проделать то же самое, эрекция у тренера была, но оргазма он никак не мог достичь, и поэтому закончил мастурбацией, показав Васе, как это нужно делать.

После этого случая при каждой возможности они оставались наедине, оба мастурбировали или стимулировали пенис друг друга руками. Или тренер лизал его половой член, а потом заставлял Васю проделывать то же с ним самим.

В душе мальчик понимал, что они делают что-то запретное и недозволенное, но боялся кому-либо об этом рассказать. К тому же он стал регулярно испытывать оргазм, и все эти взаимные манипуляции ему нравились.

Мать спрашивала его, почему он все время так поздно приходит домой после тренировок, Вася не успевал даже сделать уроки, но мальчик говорил, что тренер занимается с ним дополнительно. Но однажды, когда в 9 часов вечера сына ещё не было дома, отец отправился на его поиски, обошел всех его приятелей, но сына у них не оказалось. Отец пошел в бассейн, но свет везде был потушен и было тихо. Он обошел все здание и в конце концов увидел свет, пробивающийся из-под двери одной из комнат. Он постучал и вошел, так как задвижки на дверях не было. Он никак не предполагал увидеть там сына, а всего лишь хотел спросить, был ли тот на тренировке.

От представившейся ему картины — обнаженный сын на коленях перед обнаженным тренером, отец Васи пришел в ярость, повалил гомосексуала-педофила на пол, избил ногами, а потом подтащил его к двери, зажал его половой член вместе с мошонкой в дверном проеме и с силой захлопнул дверь. Тот заорал благим матом и потерял сознание от болевого шока. Его гениталии превратились в кровавое месиво. Отец хладнокровно отпихнул его от двери и бросив сыну: «Одевайся и марш домой», вышел.

Мать Васи рассказывала, что муж пришел домой весь белый, как полотно, трясущимися руками налил себе рюмку водки и залпом выпил. Она встревожилась и стала расспрашивать, где сын и что случилось. Тот молчал и сидел, уронив голову на руки, а потом сказал: «Сын сейчас придет. А ты собери мне что-нибудь, не знаю, что в таких случаях положено. В тюрьму меня посадят. Я этого мерзавца изуродовал, чтобы больше неповадно ему было мальчишек портить».

Отец Васи сам пошел в милицию и все рассказал. Вместе с дежурным они отправились в бассейн и обнаружили там тренера, который уже пришел в себя, но передвигаться не мог и по-прежнему лежал на полу. Милиционер, у которого тоже подрастали двое сыновей, с отвращением пнул его ботинком, сказав: «Вставай, ублюдок. Благодари бога, что ты не мне попался, я бы тебя просто по стенке размазал. Но если ты прибежишь подавать заявление на этого гражданина, то не забывай, что и тебе светит приличный срок, а в зоне тебе будут очень рады. Там таких, как ты. очень любят. На твоем месте я бы убрался куда подальше, а то найдутся и другие отцы, чьих сыновей ты сделал педерастами».

Тренер, по-видимому послушался совета и больше о нем никто не слышал. Отец Васи категорически отказался возбуждать против него уголовное дело по факту растления, чтобы избежать огласки.

Когда сын пришел, мать заставила его рассказать всю правду. Поступок отца и все происшедшее произвело на мальчика крайне тяжелое впечатление. Раньше он просто не понимал, чем они занимаются, но после расспросов родителей и их реакции он сам испугался. Он сидел неподвижно часами, ночью вскрикивал, плакал во сне, отказывался от еды, и его госпитализировали в подростковое отделение психиатрической больницы.

Эротические действия растлителя через какой-то промежуток времени могут вызывать удовольствие у ребенка. Впоследствии происходит постепенное формирование полового влечения.

В дальнейшем половое влечение может развиться до сексуального либидо. Такие дети начинают проявлять самостоятельную активность в поиске объектов для удовлетворения сексуального влечения.

Многие растлители используют мальчиков, пользуясь их зависимостью и беспомощностью, особенно когда дети убегают из неблагополучных семей, где один из родителей или оба являются алкоголиками, или с ребенком плохо обращаются.

Клинический пример.

Миша В. 10 лет. Беспризорник.

Родился в подмосковном городе Жуковском. О раннем развитии сведений нет. Говорит, что «отец плохой», пил и бил его. Мать тоже пьянствовала.

По характеру подчиняемый, беспечный, легкомысленный, стойких интересов никогда не имел. С самых ранних лет все время проводил на улице среди сверстников. Всегда подчинялся старшим, что все делали, то и он. С 6-летнего возраста стал выпивать. В школе не учился, не умеет ни писать, ни читать.

В 7-летнем возрасте Миша сбежал из дома. Стащил у пьяного отца все наличные деньги и недопитую бутылку водки, забрался в кузов грузовика, стоявшего у обочины, спрятался за ящиками и выпил всю водку, что была у него с собой. Сильно опьянел, его несколько раз рвало. Когда грузовик тронулся, Миша задремал. Проснувшись, обнаружил, что грузовик стоит в каком-то городе. Вылез из кузова и пошел бродить по незнакомому городу. Оказалось, что он в Москве.

Новая жизнь опьянила его. Почувствовал себя свободным и «большим». Пока не кончились деньги, проблем не было. Ночевал на чердаке дома. Когда деньги кончились, не знал, что делать, бродил по улицам, заходил в продуктовые магазины или шел на рынок и просил еду. Обычно ему всегда что-то давали.

Так жил несколько месяцев. Потом познакомился с двумя БОМЖами, которые жили в пустующих дачах. Один из них взял его под свое покровительство, давал ему спиртное и еду, но за это заставлял делать феллацию, и Миша соглашался.

Потом БОМЖ продал мальчика сутенеру, и Миша стал мальчиком-проституткой. У него было много «клиентов», которым нравилась его смазливая мордашка. Миша был послушным и ласковым, «клиенты» его ценили. У него были и постоянные «клиенты», которые увозили его к себе домой на всю ночь или на несколько дней, давали ему денег, а остальные платили сутенеру, а тот покупал мальчику спиртное, еду и одежду, но денег не давал.

Некоторые из «клиентов» во время «coinus per anum» или феллации стимулировали половой член мальчика, и ему было приятно, иногда был оргазм. Научился мастурбировать, и иногда по просьбе «клиента» мастурбировал в его присутствии.

Во время милицейской «облавы» забрали и Мишу, и сутенера, и очередного «клиента», которому Миша делал феллацию в кабине машины. Мишу привезли в психиатрическую больницу, а сутенера арестовали.

Клинический пример.

Слава Ш. 9 лет. Беспризорник.

Отца нет, мать страдает алкоголизмом, приводит домой случайных сожителей. Слава не раз был свидетелем полового акта матери с незнакомым пьяным мужчиной. Дома жил впроголодь, мать частенько била его без всякой причины, когда была пьяна.

С 8-летнего возраста Слава стал допивать оставшееся в стаканах после попойки спиртное. Даже несколько глотков было достаточно для сильного опьянения. Часто его сильно рвало, но опьянение нравилось.

Однажды выпил бутылку пива, которую мать припрятала от сожителя. Узнав об этом, она избила сына. Слава вырвался и убежал из дома.

Несколько недель бродил по улицам полуголодный, попрошайничал, спал в подъездах, но вернуться домой боялся.

Затем его приметил какой-то мужчина, хорошо накормил его, стал расспрашивать, откуда он и где его родители. Узнав, что он убежал из дома, привез Славу к себе домой, отмыл, постриг, купил ему одежду.

Он хорошо кормил мальчика, но из дом не выпускал. Слава и сам не хотел никуда идти, такая жизнь ему нравилась. Целыми днями он смотрел мультфильмы, его новый знакомый купил ему много видеокассет, и тот смотрел все подряд, так как у них дома не было даже телевизора, мать все давно пропила.

«Приручив» таким образом мальчика, новый знакомый научил его делать феллацию, и Слава охотно соглашался. Тот тоже делал ему феллацию, у Славы был оргазм, и он был в восторге от новизны ощущений.

Позже Славе уже позволялось выходить из дома, но он и сам никуда не хотел убегать. Соседи сообщили о мальчике в милицию, и однажды к ним пришел участковый милиционер. Он уже знал, что знакомый Славы не раз брал к себе беспризорников и догадывался, с какой целью. Слава был дома один и, полагая, что это пришел его знакомый, открыл дверь. Милиционер стал расспрашивать Славу, кто он и откуда, мальчик испугался и молчал, но тот и так все понял. Фамилии своей Слава не сказал, но позже, когда милиционер пообещал, что если он все честно расскажет, то он ничего плохого ему не сделает, все рассказал ему о своих отношениях с новым знакомым.

Славу привезли в психиатрическую больницу, против растлителя возбудили уголовное дело.

Таких случаев, когда детей, убежавших из дома, сутенеры или взрослые растлители совращают и заставляют заниматься проституцией, в практике подростковых отделений психиатрических больниц множество. Практически все случаи малолетней проституции, и мальчиков, и девочек, связаны с первоначальным растлением или изнасилованием.

Крайне редко бывает так, что мальчика растлевает взрослая женщина. Хотя такие случаи все же бывают. В литературе описаны случаи, когда гувернантки в богатых семьях принуждали своих юных воспитанников (или действовали уговорами и лаской) к сексуальному контакту. При этом мальчик стимулировал половые органы гувернантки (рукой, языком), а она стимулировала его половой член, добиваясь эрекции и пытаясь после этого ввести половой член во влагалище и обучая мальчика, что он должен делать.

Некоторые растлительницы — психически больные женщины, женщины с умственной отсталостью или психическими отклонениями, из-за которых они не имеют возможности для нормальных половых контактов со взрослыми мужчинами. Они приучают ребенка лизать свои половые органы (куннилингус) или стимулировать клитор рукой, а сами стимулируют его половой член, добиваясь эрекции или приятных для ребенка ощущений. В данном слкчае растлительницв может не страдать педофилией, но использует ребенка как сексуального партнера из-за отсутствия возможности нормальной половой жизни.

Клинический пример.

Толя Н. 8 лет. Школьник.

Родился от нормальной беременности, в срок. Раннее развитие своевременное. С 3-летнего возраста посещал детский сад, до этого воспитывался дома. Никаких отклонений в развитии, повышенного интереса к половым органам мать раньше не замечала.

Сам мальчик рассказал, что в детском саду , когда их всей группой перед дневным сном «на горшок», он и другие мальчики иногда бегали со спущенными штанишками и показывали друг другу спои половые органы. Говорит, что так как делали все, ему тоже было интересно. Однажды несколько 4-летних мальчиков в туалете окружили девочку и попросили её снять трусики. Она расплакалась и пожаловалась воспитательнице. Та их отругала, всех лишила прогулки, и больше они к девочкам «не приставали».

В школе с 7 лет. В туалете иногда видел половые органы других мальчиков, но никакого любопытства не проявлял. Учился хорошо, учителя на него не жаловались. Мальчик послушный, спокойный, не драчливый.

После окончания 1-го класса мать отправила его на все лето в деревню к бабушке. Бывал у бабушки и раньше, но вместе с матерью. Но в тот год у неё не было летнего отпуска, так как она недавно перешла на новую работу. В выходные мать привезла сына, а потом уехала.

С прежних приездов знал многих соседей бабушки, был рад с ними снова встретиться. Целыми днями с ватагой деревенских мальчишек носились по улицам, бегали на речку купаться, ловили рыбу, ходили в лес. Бабушка была старенькая, внука не слишком контролировала, проблем с ним у неё не было.

Примерно через неделю соседка затопила баню, и бабушка Толи попросила её взять с собой в баню мальчика и помочь ему помыться, так как сама болела и в баню давно не ходила.

Со слов матери Толи, о 35-летней соседке деревенские жители говорили, что она «со странностями». У неё было две дочери, прижитых неизвестно от кого, мужа никогда не было, так как она считалась «уродиной», и её временными сожителями были только приезжие строители и разнорабочие.

Со слов мальчика, соседка сначала помыла своих дочерей, а потом позвала Толю. Намыливая его, она стала «играть» с его пенисом, приговаривая: «Ты смотри, что у нас уже есть! Почти настоящий мужчина!» Толя её не стеснялся, так как знал много лет, а нравы в деревне были простые, некоторые дети до 3-4-летнего возраста бегали без штанишек. Раздражение половых органов мальчику было приятно, и спустя некоторое время у него возникла эрекция. Соседка продолжали «играть» с его пенисом, и в какой-то момент Толе стало «хорошо» и очень приятно. Соседка рассмеялась и сказала, что он теперь стал «настоящим мужчиной», а потом легла на лавку и попросила Толю тоже «поиграть» с нею. Она показала мальчику, где он должен гладить, и как он рассказывал, через некоторое время «вся задергалась» и стала громко стонать. Он испугался, что ей больно и он что-то сделал не так, но она спрыгнула с лавки, подхватила мальчика на руки и стала кружиться и целовать его, сказав, что ей тоже было «очень хорошо».

Она просила ничего не рассказывать бабушке, сказав, что это теперь «их секрет», и он уже большой и должен поступать «как большой». И Толя ничего не сказал бабушке.

Через неделю все повторилось. На этот раз соседка сама предложила Толиной бабушке помыть мальчика в бане, и та охотно согласилась. Так было несколько раз, а потом соседка стала приглашать мальчика к себе, когда дочерей не было дома. Вначале она стимулировала половой член ребенка и доводила его до оргазма, а потом просила гладить свои половые органы.

Однажды, когда у Толи была эрекция, она даже попыталась совершить с ним половой акт, но мальчик не знал, что нужно делать, хотя она ему и показывала, как он должен двигаться, но у него ничего не получилось, и в дальнейшем она отказалась от этой затеи.

Так продолжалось все лето. Своим приятелям Толя рассказал, чем они занимаются с соседкой, гордился, что он уже «большой», они ему завидовали и однажды даже подглядывали в окно, когда Толя «играл» с соседкой. Чтобы увидеть все в подробностях, они залезали друг другу на плечи, те, кто стояли внизу, толкали и торопили тех, кто имел доступ к окну, и в конце концов вся куча-мала с хохотом и визгом свалилась на землю. Соседка выбежала, что-то накинув на себя, и разогнала их. Но бабушка Толи так ничего и не узнала.

Вернувшись в конце лета домой, Толя однажды попросил мать «поиграть» с ним так же, как это делала «тетя Варя». Мать сначала не поняла, о каких «играх» идет речь, а когда сын снял штанишки и показал, как делала «тетя Варя», мать мальчика пришла в ужас и привела ребенка на консультацию.

Клинический пример.

Семен П. 8 лет, школьник.

Беременность у матери протекала с тяжелым токсикозом второй половины. На сроке 32 недели возникло маточное кровотечение, и ей сделали кесарево сечение. Мальчик родился в асфиксии, закричал не сразу, и его в течение 2 месяцев выхаживали в отделении интенсивной терапии новорожденных.

По характеру тихий, послушный, крайне впечатлительный. Любое событие, даже самое незначительное, оказывало на него сильное потрясение, он долго плакал, родители никак не могли его успокоить.

У соседей по лестничной площадке была собака-колли, совершенно безобидная и ласковая. Но когда кто-то останавливался на их площадке, собака начинала громко лаять, и Семен боялся её панически. Он не выходил из квартиры без сопровождения взрослых, но даже держа мать за руку, вздрагивал и втягивал голову в плечи, когда за дверью соседей раздавался собачий лай. Мать ласково уговаривала сына, гладила собаку, предлагая мальчику приблизиться к ней и тоже погладить, собака добродушно виляла хвостом, но Семен плакал и боялся подойти.

С детства боялся темноты, засыпал только при свете. Когда он засыпал, мать на цыпочках входила в его комнату, чтобы потушить свет, но он спал очень чутко, просыпался от малейшего шороха, и если свет был потушен, начинал громко плакать и звать мать. Она была вынуждена подолгу лежать с ним рядом, дожидаясь, пока он уснет, а потом старалась очень тихо уйти. Но чаще всего он снова просыпался и она опять оставалась с ним.

Родители считали его очень нервным и впечатлительным, от всего оберегали. Он был единственным ребенком в семье, и до 7 лет мать не работала, сидела дома с сыном.

В 4-летнем возрасте она попыталась отдать сына в детский сад, чтобы иметь возможность работать, но с первых дней он так жалобно плакал, не отпускал её, цеплялся за её одежду, умоляя не оставлять его, что у неё сердце разрывалась от жалости.

Отец Семена был более строг и выговаривал матери, что она растит сына изнеженным, пора ему привыкать к детскому коллективу, и только из-за этого она оставляла сына в детском саду, надеясь, что со временем он привыкнет. Но мальчик всех боялся, даже воспитательниц и детей, все время плакал, и промучившись две недели, мать забрала его и уволилась с работы, чтобы иметь возможность самой быть с сыном.

Гулял на улице только в сопровождении матери. Предпочитал играть с детьми более младшего возраста. Даже в школьном возрасте играл в «песочнице» с 4-5-летними детьми, лепил «куличики», катал игрушечные машины с песком. Младших детей не боялся, но предпочитал играть только с теми, кого хорошо знал.

Когда он пошел в школу, мать отводила его и забирала после уроков. Она работала на полставки, чтобы иметь возможность вовремя забирать мальчика, так как он категорически не хотел оставаться в школе на продленный день и с нетерпением ждал прихода матери. Одноклассников тоже боялся, во время перемены не выходил в коридор, а сидел за своей партой. Со временем привык к учительнице и старался держаться поблизости от нее.

Засыпал по-прежнему с матерью и часто она была вынуждена оставаться на всю ночь в комнате сына, так как проснувшись среди ночи, он уже не мог уснуть, все время проверял рукой, на месте ли мать, и засыпал только под утро, а утром она не могла его добудиться, и нередко из-за этого он пропускал школу.

Летом после окончания 2-го класса мать с сыном гостили у своих родственников в Подмосковье. У них была 18-летняя дочь, которая хотела учиться в Москве, но ей негде было жить. Мать Семена пригласила её к себе, сказав, что будет кормить её и платить, если она согласится забирать мальчика из школы и гулять с ним, чтобы она имела возможность работать на полную ставку, и родители девушки согласились. По умственному развитию девушка явно «не дотягивала» до своего возраста, бегала и играла с ребенком, как-будто они были ровесниками, и мальчик быстро привязался к будущей няне и охотно проводил с нею время.

В августе девушка приехала к ним и пыталась поступить в училище торговли, но со слов матери Семена, она была с такой «с придурью» (то есть, с явной задержкой умственного развития), что даже не знала, что для поступления нужно сдавать экзамены и оказалась к ним совершенно не готова. Она еле-еле закончила 8 классов сельской школы, а потом работала в тепличном хозяйстве, так что поступить в училище, где был высокий конкурс, у неё не было никаких шансов.

Девушке её новая работа нравилось, так как у неё не было проблем ни с жильем, ни с питанием, были и свободные деньги, которые ей платила мать Семена, и такая жизнь её вполне устраивала. По вечерам она никуда из дома не выходила, так как боялась заблудиться в незнакомом ей городе, и мать Семена вздохнула с облегчением, так как у неё и мужа появилась возможность по вечерам ходить в кино или в гости.

Мальчик охотно оставался с няней и играл с ней. Она забирала его из школы, гуляла с ним во дворе, кормила его и сидела рядом, когда он готовил уроки.

Семен очень быстро уставал, и выполнение домашних заданий занимало у него много времени, так как он все время отвлекался или должен был делать перерывы, чтобы передохнуть. Со временем его няня стала сама делать за него уроки, — на это её знаний вполне хватало, — а мальчик только переписывал все набело в тетрадь.

Спала она в комнате мальчика. Вначале родители Семена ставили для неё на ночь раскладное кресло, но Семен вечером капризничал, требовал, чтобы или мать, или няня лежали рядом с ним, пока он не уснет, и со временем няня стала спать на кушетке вместе с мальчиком.

Как произошло растление, неизвестно, так как сам мальчик мне об этом не хотел рассказывать, а его мать ничего не замечала в течение полугода.

Но однажды ночью, проходя мимо их комнаты, она услышала стоны девушки и решив, что ей плохо, тихо вошла в комнату и включила не верхний свет, а бра, боясь разбудить сына. Она увидела, что оба не спят, её сын лижет половые органы своей няни, а та мнет руками его половой член.

Женщина громко закричала, на крик прибежал её муж, он стащил няню с постели и отхлестал по щекам, приказав ей немедленно убираться. Но мальчик вцепился в девушку руками, обнимал её и кричал, что он её любит и не хочет, чтобы она уходила. Родители оставили девушку до утра, забрали сына в свою комнату, а утром отправили её обратно в деревню, дав ей денег и приказав никому о случившемся не рассказывать.

Мальчик всю ночь плакал, утром он наотрез отказался идти в школу, весь дрожал и стучал зубами. Он ничего не ел несколько дней, постоянно плакал, звал няню, отталкивал родителей, говорил, что ненавидит их, не спал ночами, и родители были вынуждены положить его в психиатрическую больницу.

Бывает и так, что половые органы мальчика стимулирует его сестра. В этих случаях идет речь о таком сексуальном извращении как инцест (половые отношения с кровными родственниками).

Клинический пример.

Саша и Нина, 9 и 15 лет.

Отцы у детей разные, мать дважды была замужем. Мать страдает алкоголизмом, оба мужа тоже алкоголики.

Нина отчима ненавидела, вступалась за мать, когда тот её бил. Когда Нине было 10 лет, отчим её изнасиловал. Нина кусалась, царапалась и грозилась его убить, но он навалился на неё всем телом, и справиться с ним она не смогла. Пьяная мать спала в соседней комнате. Но больше Нина отчима к себе не подпускала.

Однажды он опять пришел ночью в её комнату, но она схватила с тумбочки настольную лампу и разбила её о голову отчима. У него был поврежден глаз, его увезли в больницу, и он остался одноглазым. Вернувшись из больницы, он заявил, что проучит падчерицу, но та расхохоталась ему в лицо, заявив, что пусть только он попробует до неё дотронуться, она выбьет ему и второй глаз.

Нина с детства отставала в развитии, а по характеру была взрывной, агрессивной, и её боялись все мальчишки и во дворе, и в школе. Физически она была сильной, а внешне почти уродливой — с большой головой, крупной челюстью и очень неприятной улыбкой. Зубы у неё были мелкие, острые, с широким диастазом между зубами. Когда она улыбалась, была видна полоска десен, и все это производило отталкивающее впечатление. Сверстники прозвали её «акулой», и все боялись с ней связываться.

Поначалу Нина не любила и брата. Но когда мать разошлась с отчимом, то стала часто пропадать по несколько дней, пьянствовала, не приходила домой, оставляя детей одних, и девочке приходилось самой ухаживать за братом. Постепенно привязалась к нему, брала его с собой, когда шла на улицу. Дети были вечно полуголодными, и все соседи их подкармливали.

Спала Нина с братом в одной постели с самых ранних его лет, так как их комната была очень маленькой. Там стояли шкаф, стол, а вторая кровать не помещалась.

Нина мастурбирует с 10-летнего возраста. От брата этого не скрывала, мастурбировала в его присутствии. Он тоже рано начал мастурбировать и чаше всего они делали это одновременно.

Саше было примерно 5-6 лет, когда она стала просить его гладить свои половые органы и стимулировать ей клитор, а за это она стимулировала рукой его половой член. Так они жили до момента её поступления в психиатрическую больницу.

Нина училась во вспомогательной школе, и то с трудом, часто прогуливала занятия. Саша учился в обычной школе, но плохо.

Когда Нине было 16 лет, её поймали в магазине, когда она украла дорогое платье, которое ей понравилось. При задержании она кусалась, пинала всех ногами, вырывалась, нецензурно бранилась и была очень агрессивной. В связи с таким поведением её направили в подростковое отделение психиатрической больницы. Она все рассказала о себе, включая и сексуальные отношения с братом и не скрывала, что после выписки их отношения возобновятся.

Впоследствии по рекомендации врачей мать лишили родительских прав, Сашу направили в детский дом. Позже Нину тоже перевели в детский дом, но в другой.

Различие между социогенно обусловленным и психогеннообусловленным преждевременным половым созреванием проявляется в том, что при первом варианте вначале сексуальная активность навязывается ребенка извне кем-то из старших по возрасту, который использует его для реализации своего извращенного влечения, а уже затем формируется либидо, а при втором варианте, при психических нарушениях, — вначале появляется половое влечение, а уже потом сексуальная активность.

При любом варианте преждевременного психосексуального развития дети становятся инициаторами различных игр — «в доктора», «в семью», если при этом есть возможность рассматривать половые органы других детей или ощущать прикосновение к своим гениталиям, манипулировать на них, имитировать различные формы сексуальной активности.

У обычных детей эти игры отражают детское любопытство и являются нормальным этапом психосексуального развития ребенка, а при преждевременном становлении сексуальности они принимают по-настоящему эротический и даже сексуальный характер, и дети проявляют большую заинтересованность, предпочитая эти игры всем остальным.

Для реализации преждевременно сформировавшегося либидо такие дети иногда сами выискивают подростков и взрослых с извращением сексуального влечения, которые охотно идут на интимные отношения.

Сексопатологи В.М.Маслов, И.Л.Ботнева, Г.С.Васильченко пишут, что раннюю допубертатную (до подросткового возраста) мастурбацию следует считать одним из проявлений преждевременного психосексуального развития.

Родители не должны оставлять без внимания мастурбацию у детей 8-10 лет, так как она может быть обусловлена растлевающим влиянием подростков или взрослых или психическими нарушениями. В тех и в других случаях подкрепление мастурбации оргазмом возможно лишь в результате снижения порогов возбудимости нервных структур, обеспечивающих эякуляцию и оргазм, поэтому таких детей нужно обязательно обследовать у сексопатолога.

При преждевременном психосексуальном развитии наблюдается и ускоренное начало полового созревания, поскольку происходит стимуляция половых органов и анализаторов многих органов чувств (зрения, осязания, слуха), сигналы о раздражении поступают в головной мозг.

Преждевременное психосексуальное развитие может беспокоить детей приступообразными ухудшениями общего самочувствия в сочетании со специфическими ощущениями (иногда болевыми) в половых органах. Но сами дети жалоб обычно не предъявляют.

На гиперсексуальность ребенка обычно обращают внимание родители или воспитатели, которых беспокоит, что сексуальность у него проявляется очень рано и не «исправляется» воспитательными мерами.

Некоторые родители в своих «педагогических» мерах проявляют чрезвычайную жестокость, но обычно такие «воспитательные» меры ни к чему хорошему не приводят.

Наказывать, ругать, а тем более, бить ребенка нельзя ни в коем случае. Он станет скрытным, запуганным, а его психическое состояние может ещё больше утяжелиться. Многие дети не способны самостоятельно справиться со своей гиперсексуальностью. Ребенок ещё не понимает, что это плохо, поскольку удовлетворение влечения ему приятно, а неудовлетворенность, наоборот, вызывает психический дискомфорт и неприятные ощущения. Он не способен понять последствия реализации своего преждевременного психосексуального развития.

Винить ребенка в ранней мастурбации нельзя. Если ребенка с раннего детства растлевали и совращали подростки или взрослые, и его половая активность навязана ему извне, то чем же он виноват, будучи в таком возрасте, когда он совершенно не понимает, что творят с ним старшие? Авторитет старших для детей имеет большое значение. Родителям следует разобраться, кто оказал на ребенка такое влияние.

А если ребенок болен психическим заболеванием, то тем более его нельзя наказывать, его нужно лечить.

В любом случае при обнаружении преждевременной сексуальности ребенка нужно проконсультироваться с сексопатологом или детским психиатром.

При лечении таких детей сексопатологи проводят терапию основного заболевания, если преждевременное психоссексуальное развитие имеет психогенную причину, а также используют различные методов лечения, направленные на повышение порога возбудимости нервных структур, обеспечивающих эякуляцию и оргазм.

Кроме того, сексопатологи проводят семейную психотерапию. Ее задачей является формирование у родителей доброжелательного и мягкого отношение к ребенку с безоговорочным отказом от прежних жестоких «воспитательных» мер. Такой ребенок болен, и именно так к нему и нужно относиться.

Чем мягче и доброжелательнее родители, тем откровеннее ребенок и тем легче предусмотреть его действия и предупредить асоциальные поступки, — считают сексопатологи.

За ребенком требуется постоянное индивидуальное наблюдение, но это не означает, что его нужно изолировать от сверстников. Контроль за его поступками должен быть деликатным, но эффективным. Этому тоже обучают сексопатологи. В некоторых случаях они рекомендуют сознательное, под соответствующим наблюдением, введение ребенка в сформированные игровые коллективы детей.

Самое главное, родители должны знать, что проявления преждевременного психосексуального развития можно и нужно лечить. Нельзя запускать это нарушение, пока у ребенка сформируется устойчивый стереотип суррогатной реализации сексуального влечения или оно примет извращенные формы.

Если направленность сексуального влечения становится искаженной и закрепляется в перверзных тенденциях (сексуальных извращениях), — то прогноз может быть неблагоприятным.

Социогенные варианты преждевременного психосексуального развития (растление и совращение ребенка старшими) более благоприятны в аспекте лечения и прогноза. Однако само совращение ребенка, его ранняя половая активность, в сочетании с жестокостью и наказаниями родителей , даже у детей без психических заболеваний могут привести к деформации личности и асоциальным формам поведения.

Глава 4. НАРУШЕНИЯ ПОЛОРОЛЕВОГО ПОВЕДЕНИЯ

Трансформация полоролевого поведения

Отечественная школа сексопатологов под руководством Г.С.Васильченко описывает трансформацию полоролевого поведения как формирование поведения, свойственного другому полу, при правильном половом самосознании. Термин «трансформация» в данном случае подразумевает изменение, преобразование. Половое самосознание (аутоидентификация) — это ощущение принадлежности себя к мужскому или женскому полу. Правильное половое самосознание означает, что мужчина ощущает себя мужчиной.

Таким образом, расшифровывая этот сложный термин, можно сказать более простыми словами, что трансформация полоролевого поведения у мужчины означает, что субъект мужского пола ощущает себя мужчиной, но его поведение и черты характера напоминают женские.

Таких мужчин в обычной жизни называют «женоподобными» или феминизированными (от слова «femina» — женщина). Но поскольку «женоподобность» — более узкое понятие и подразумевает больше внешность мужчины и его манеры (жеманничанье, манерность, кокетливость, виляние бедрами при ходьбе и прочее — то есть, утрированные и даже карикатурные женские черты), и это свойственно пассивным гомосексуалам, а в данном случае имеются ввиду именно поведение и черты характера, то все же мне придется пользоваться этим сложным термином — трансформация полоролевого поведения. Термин «феминизация» ближе к нему по смыслу, чем «женоподобность». Но он более узок, так как предполагает изменение характера мужчины под влиянием каких-либо факторов, например, неправильного воспитания в условиях чрезмерной опеки, а трансформация полоролевого поведения может быть не только при неправильном воспитании, но и врожденной.

Одной из причин трансформации полоролевого поведения является нарушение половой дифференцировки мозга плода во внутриутробном периоде. Но это нарушение не столь выражено, как при транссексуализме (когда мужчина ощущает себя женщиной), поэтому у таких пациентов не нарушается половое самосознание и нет ощущения принадлежности к женскому полу.

Однако нарушение половой дифференцировки мозга является фоном для основного неблагоприятного фактора — влияния микросоциальной среды (то есть, ближайшего окружения, и в первую очередь, родителей) на этапе формирования полоролевого поведения.

Другой причиной может быть неправильное воспитание в семье — когда мальчика родители воспитывают как девочку, прививая ему черты женственности, мягкости, подчиняемости. Это бывает в тех случаях, когда родители очень хотели, чтобы родилась девочка, а рождается мальчик.

Клинический пример.

Олег П. 16 лет. Школьник.

Поздний ребенок, матери при его рождении было 39 лет, отцу 42. До этого у матери было несколько выкидышей. Эту беременность ей сохранили с трудом, почти все время лежала в больнице, была постоянная угроза прерывания беременности. На сроке 32 недели матери сделали кесарево сечение, так как врачи опасались, что больше она беременность не выносит. Родился хоть и недоношенным, но крупным ребенком. В течение месяца его выхаживали в роддоме, затем мать его забрала. Вскармливание искусственное.

Во время беременности мать ходила к гадалкам и бабкам и все сулили ей девочку. И она, и муж очень хотели, чтобы родилась девочка, мечтали, как дочка будет бегать вся в бантиках и платье с оборочками, ласкаясь к родителям. Узнав, что родился сын, мать расплакалась. Отец отнеся более спокойно, сказав: «Ну что ж, мальчик так мальчик. Главное, чтоб рос здоровым».

Но мать это не устраивало. У неё уже были куплены розовые пеленки и распашонки, чепчики с кружевами, детские пододеяльники тоже были все в кружевах и вышивке.

Когда мать гуляла с коляской, где лежал грудной ребенок, весь в розовом и кружевах, все думали, что это девочка. Мать их не переубеждала. Долго не могла выбрать имя для ребенка. Не хотела называть его «мальчишеским» именем, а имена «Валентин» , «Евгений» и «Александр», которые можно было использовать и в женском варианте, ей не нравились. В конце концов остановилась на имени «Олег», а сама называла его «Оленькой».

Отец Олега жену любил, всегда шел у неё на поводу, знал, как трудно достался ей ребенок и был так рад, что наконец стал отцом, что во всем с ней соглашался и не препятствовал, когда она одевала ребенка как девочку.

Олег рос очень милым и красивым ребенком. У него были большие голубые глаза с длинными ресницами и светлые вьющиеся волосы, его никогда не стригли, и волосы спадали на плечи красивыми волнами. Мать души в нем не чаяла, с детства он заласканный и зацелованный. «Моя куколка», «моя красавица», — постоянно обращалась к нему мать.

В детский сад он не ходил, мать боялась, что там «грубые» дети будут обижать её ребенка. После рождения Олега мать оставила работу и всю себя посвятила ему.

Когда она гуляла с 3-5-летним сыном, незнакомые люди говорили: «Какая прелестная девочка!», — и мать была в восторге. Когда спрашивали имя мальчика, он отвечал: «Оленька».

Во дворе дети даже не знали, что он мальчик. Играл он только с девочками. Мать купила ему много кукол, он выносил их во двор и все девочки сбегались посмотреть, какие у «Оли» красивые куклы. Мать сидела рядом на скамейке и бдительно следила, чтобы ребенка никто не обидел.

В дошкольном возрасте отец уже стал возражать, когда мать наряжала сына в платья с кружевами, и она избрала компромисс — у него были бархатные бриджи до колен всевозможных расцветок, однотонные, в горошек и в цветочек, которые обычно носят и девочки, а летом — красивые расклешенные шорты, напоминающие юбочку, светлые гольфы с помпонами или красивым рисунком и кофточки нежных тонов. Внешне он походил на девочку и никто из ровесников и взрослых не сомневался, что он девочка.

Первый конфликт произошел, когда Олег пошел в школу. В документах он значился мальчиком, а знакомясь с одноклассниками, назвал себя «Олей», и поначалу одноклассники приняли его за девочку. Но когда учительница обратилась к нему, как к мальчику, все выяснилось. Олег стал предметом всеобщих насмешек. Он прибежал их школы весь в слезах, не понимая причины насмешек ребят. Он уже привык говорить о себе в женском роде и считать себя девочкой, а тут учительница называет его мальчиком.

Мать вызвали в школу, и учительница предложила ей постичь сына и одеть его в обычную школьную форму. Мать залилась слезами, рассказывала, как трудно ей было сохранить беременность, как она мечтала о девочке и как привыкла думать, что у неё растет дочка. Учительница возражала и уговаривала её не калечить психику ребенка, пока ещё не поздно. Но мать не соглашалась. Через полгода она перевела сына в другую школу, так как в прежней из-за насмешек товарищей были постоянные конфликты.

В новой школе они уже не скрывали, что Олег мальчик, но ещё до перевода мать встретилась с учительницей и упросила её разрешить оставить сыну длинные волосы и носить ту одежду, к которой он привык.

В новом классе уже не было такого недоброжелательного отношения, Олега сразу приняли, как мальчика, а на его длинные волосы никто не обращал внимания. Он сразу подружился с девочками, на переменах шептался с ними в уголке, приносил из дома свои игрушки, и они, сидя на подоконнике, наряжали его кукол в красивые платья. Своим подружкам он дарил некоторые игрушки, и девочки его любили.

Он был дружелюбным, послушным и ласковым ребенком, и все к нему хорошо относились. Учительница по просьбе матери взяла его под свое покровительство, но его и так никто не обижал, так как мальчишки в свои игры его не приглашали, а с девочками он хорошо ладил.

В куклы он играл до подростковых лет, но уже не приносил их в школу, так как учителя его за это ругали, а многие сверстницы уже отказались от кукол. Но и в старших классах по-прежнему дружил только с девочками, многие подружки часто бывали у него дома, вместе гуляли, делали уроки. В школе ни в кого не влюблялся, хотя подружек было много.

Он был способным мальчиком, хорошо учился, вел себя примерно, никогда не баловался, как другие мальчики, и учителя его всегда хвалили.

Уже с подростковых лет стал объектом домогательств гомосексуалов. Ни один гомосексуал не мог остаться равнодушным при виде его «ангельского» миловидного лица. Он по-прежнему носил длинные волосы до плеч, свободные джемпера нежных расцветок и красивые брюки светлых тонов. На улице к нему нередко подходили мужчины в возрасте, заговаривали с ним и пытались познакомиться.

Один из них оказался очень настойчив. Он подъезжал на машине к школе, где учился Олег, и ждал его. Если Олег выходил с девочкой, то он к нему не подходил. Но однажды, когда Олег дожидался свою подружку у здания школы, тот подошел к нему, представился кинорежиссером и сказал, что внешность Олега как раз подходит для роли в фильме, который он снимает, и пригласил подростка на «кинопробу». Наивный Олег согласился.

Тот привез его к себе домой, но дома кинокамеры у него не было. Он сказал, что вначале должен сделать несколько фотографий, которые потом покажет худсовету, чтобы получить его одобрение, и только потом состоится кинопроба. Олег всему верил. Тот фотографировал его вначале в одежде, а потом сказал, что в фильме будут сцены купания в море, и поэтому Олег должен сняться в обнаженном виде. Мальчик разделся до трусов, но полностью обнажиться перед незнакомым человеком стеснялся. Тот ласково уговаривал его, говорил, что «будущий артист» должен быть лишен предрассудков, со временем ему придется сниматься в «постельных сценах», и «надо привыкать» с ранних лет. Он угощал Олега кофе и вином, потом сам помог ему полностью раздеться.

Олег рассказывал, что даже не помнит, как тот сам разделся и что было потом, так как с непривычки сильно опьянел и чуть не уснул. Очнулся он от резкой боли, когда мужчина его изнасиловал. Мальчик пытался вырваться, кричал и плакал, но тот ласково уговаривал его, что «ничего страшного не происходит», «скоро ему понравится» и не отпустил его, пока не закончил противоестественный акт. Олег трясущимися руками оделся и выбежал из дома. Он даже не запомнил адрес, где был, так как насильник привез его на машине, помнит, что ехали долго, а в машине все время разговаривали, и он не следил за дорогой.

Олег пытался броситься под машину, но водителю удалось затормозить, он лишь сильно ушибся и сломал лучезапятный сустав, но был в сознании. Его госпитализировали в городскую больницу.

У него была тяжелая депрессия, он все время плакал и твердил, что больше не хочет жить. Он ничего не знал о гомосексуализме, но то, что это противоестественно и позорно для него, хорошо понимал.

Его мать тоже была потрясена случившимся. И хотя это была интеллигентная женщина с высшим образованием, она не отдавала себе отчет в том, что её собственный эгоизм послужил основой для трагедии сына.

Мальчика пришлось перевести в психиатрическую больницу, где он долго лечился. От сверстников и школьных учителей все удалось скрыть, в медицинской справке Олегу написали диагноз: «Сотрясение мозга тяжелой степени», и он вернулся в школу. Но моральное потрясение, безусловно, не прошло для Олега бесследно.

Некоторые мамы так балуют сына, стремясь, чтобы он выглядел «как картинка» или «как куколка» на зависть всем знакомым, что с детства мальчик весь в кружевах и бантиках, а к одежде отношение и у мамы, и у сына явно сверхценное — то есть, ей уделяется гораздо больше внимание, чем следовало бы, по крайней мере, для мальчика (да и для девочек чрезмерное увлечение красивой одеждой с ранних детских лет тоже ни к чему). Но чрезмерное увлечение мальчика красивой одеждой порой чревато многими неприятностями в будущем.

То же самое и в отношении внешности. Мамы не устают восхищаться своим сыном, какой он красивый и очаровательный, и ребенок с детства не расстается с зеркалом, любуясь собой и уделяя свой внешности повышенное внимание.

Некоторых мальчиков мамы не стригут с ранних лет, и они уже с детства носят длинные волосы. Их мамы с удовольствием ухаживают за волосами сына, гордятся тем, что у него локоны до плеч. Когда он становится школьником, мамы спорят с учителями, требующими, чтобы мальчик носил такую же прическу, как и у всех других детей, и категорически отказываются стричь сына.

Они покупают или шьют сыну рубашки с кружевами, пышными бантами у ворота. Головные уборы тоже очень кокетливы — бархатный берет с каким-нибудь украшением, яркие шапочки с помпонами и прочее.

Цвета одежды тоже не такие, как у всех нормальных мальчишек, которым мамы покупают удобную и практичную одежду, чтобы ребенок мог валяться, пачкаться и рвать её — мальчик есть мальчик. У наших же пациентов одежда ярких, светлых и нежных тонов, они чистенькие, ухоженные, на одежде ни пятнышка, на коленках ни ссадины. Ткани тоже нежные — бархат, шелк, батист. Они не любят грубые джинсы, которые носят все современные дети, мамы предпочитают одевать их в бархатные штанишки.

В дальнейшем у ребенка формируется страсть к красивой и необычной одежде. Некоторые из них, став взрослыми, становятся настоящими фанатами модной одежды, и этим могут даже напоминать пассивных гомосексуалов.

Но обычно одной одеждой м внешностью дело не ограничивается. Мамы так обожают своих сыновей, что оберегают их от любых проблем, вполне естественных для их возраста. Мальчик с детства не умеет принимать самостоятельные решения, все за него решает мать, он привыкает пассивно подчиняться, не умеет преодолевать трудности и боится их, а став взрослым, старается «прибиться» к женщине, похожей характером на его мать, которая возьмет на себя все заботы о своем изнеженном муже, будет холить его и лелеять.

Таких феминизированных мужчин в наше время немало. Увлечение красивой одеждой и своей внешностью не строго обязательно, но отсутствие типичных «мужских» черт характера — решительности, целеустремленности, настойчивости, внутренней силы, уверенности в себе, независимости, умения отстаивать свое мнение, опекать женщин и быть для них надежной опорой, — у феминизированных мужчин нет. Они сами нуждаются в опоре на более сильную женщину.

К таким мужчинам некоторые женщины испытывают материнские чувства. Нередко феминизированные мужчины предпочитают женщин, старших по возрасту или материально хорошо обеспеченных, которые создают им все блага для приятного, не обремененного ответственностью образа жизни. В таком союзе отношения строятся по принципу муж — сын, а жена — мать.

Случаи, когда родители воспитывают ребенка в противоположном поле, действительно бывают. В более позднем возрасте трансформация половой роли может проявляться стремлением играть социальную и психологическую роль противоположного пола, овладевать профессиями, присущему другому полу.

В тех случаях, когда ребенка уже с пеленок родители воспитывают в противоположном поле, уже с детских лет у мальчиков появляются «девчоночьи» пристрастия в играх, интересах и предпочтениях. Сказывается это и на их характере.

Трансформация полоролевого поведения может развиться у ребенка и при нарушении половых ролей в семье, когда есть властная, деспотичная, решительная мать, являющаяся лидером в семье, и мягкий, подчиняемый отец. То есть, здесь родители как бы меняются ролями — мать лидер, она маскулинизирована (то есть мужеподобна), а отец занимает подчиненную роль, феминизирован (то есть, имеет «женские» черты характера).

Бывает такое нарушение и у детей, воспитывающихся в неполных семьях, когда мать прививает сыну женоподобные черты. В предыдущей главе в разделе о замедленном психосексуальном развитии приведено много клинических примеров, когда матери чрезмерно опекают своих сыновей, подавляя их собственную инициативу, и воспитывают изнеженных, слабых, нерешительных, подчиняемых, чувствительных сыновей. А эти нарушения ещё более усугубляются, когда сочетаются с аномалиями личности ребенка, в частности, с астенической, психастенической и лабильной психопатией или акцентуацией характера.

Внешне поведение мужчин с трансформацией половой роли иногда напоминает поведение «краевых» транссексуалов (то есть, мужчин, считающих себя женщинами, но подчиняющихся социально-приемлемым нормам поведения и не пытающихся изменить свой пол), но отличием является отсутствие ощущения принадлежности к противоположному полу.

Мальчики отличаются мягкостью, послушанием, аккуратностью. Некоторые чересчур ласковы и даже слащавы. Они не любят шумной возни сверстников своего пола и активных игр, предпочитают тихие игры с девочками, избегают конфликтов и драк, не умеют за себя постоять. Они любят помогать матери по хозяйству, ухаживают за младшими детьми в семье, опекают маленьких детей во дворе и в школе, и матери их обожают и очень гордятся таким ласковым и послушным сыном, считая его «идеальным» ребенком.

Некоторые мальчики с трансформацией полоролевого поведения играют с девочками в «девчачьи» игры (куклы, «классики», «скакалки»). В играх со сверстниками своего пола такие мальчики без колебаний отдают им все активные роли. Но если есть возможность, они предпочитают находиться в обществе девочек.

Еще с детства их дразнят и даже травят сверстники за их «девчачьи» привычки и стремление проводить время в обществе девочек. Женственных мальчиков все презирают. И чем старше он становится, тем выраженнее пренебрежительное отношение окружающих.

Такие мальчики избирают увлечения, свойственные противоположному полу — балет, бальные танцы, фигурное катание, музыка. У некоторых мальчиков обнаруживается склонность к кулинарии или рукоделию, они любят шить и вышивать.

Но если трансформация полоролевого поведения обусловлена не неправильным воспитанием, а нарушением половой дифференцировки мозга, и родители воспринимают желание сына носить длинные волосы и «женственную» одежду как капризы или «детскую блажь», уговаривают его или наказывают, то под давлением взрослых мальчик выполняет их требования. Такие дети подчиняемы нормам микросоциальной среды, и если поведение сына вызывает нарекания родителей, то они подчиняются их требованиям.

Либидо может задержаться на платонической или эротической стадии и не развивается до сексуальной стадии.

В период формирования сексуального влечения у таких подростков возможно возникновение гомосексуального влечения. Вероятность этого велика. В дальнейшем такие мальчики могут стать пассивными гомосексуалами. Может сформироваться трансвестизм (стремление носить одежду противоположного пола), в сочетании с гомосексуализмом или без него.

Или же они носят мужскую одежду, но добавляют к ней детали женского туалета, любят украшения — цепочки, кольца, одну или две серьги. Юноши и мужчины носят рубашки с гофрировкой, рюшками, кружевами, яркую одежду или нежные оттенки одежды — розовый, голубой, кремовый. Такой стиль одежды сексопатологи называют интерсексуальным — то есть, он и не мужской, и не женский.

Если не формируется гомосексуального влечения, то переодевание в одежду противоположного пола не имеет сексуальной окраски и служит проявлением стремления выступать в другой, то есть, женской, роли, хотя самосознание правильное — мужчины ощущают себя мужчинами.

Если нарушение ограничивается трансформацией половой роли, и не носит гомосексуального оттенка, то половое влечение имеет гетеросексуальный характер.

Нарушение полоролевого поведения наблюдается и при некоторых психических заболеваниях, в частности, при шизофрении с бредом полового метаморфоза.

У мужчин с трансформацией половой роли социальная адаптация происходит легче, чем при транссексуализме, поскольку у них нет демонстративного стремления носить чисто женскую одежду и сменить пол.

Многие феминизированные мужчины отличаются конформностью — то есть, приспосабливаемостью, пассивным принятием существующих правил, порядков, господствующих мнений, принятых в данном коллективе, отсутствием собственной позиции, некритичным следованием общим мнениям, тенденциям и авторитетам. Их поведение меняется в зависимости от влияния других людей с тем, чтобы оно соответствовало мнению окружающих. Кто сильнее их в личностном плане, тот и является образцом для подражания и безграничного обожания.

Трансформация полоролевого поведения может быть даже незаметной для окружающих. Такого мужчину все считают покладистым, сговорчивым, он всем уступает, всем нравится его «хороший», неконфликтный характер. Коллеги с ним ладят, а с начальством он во всем соглашается. Если ему не поручают работу, которая требует его личной инициативы и ответственности, а кто-то его постоянно опекает, принимая за него все решения, то такой мужчина может быть неплохо адаптирован.

В коллективе мужчина с трансформацией полоролевого поведения может ничем не выделяться, а его особенности выявляются только в том случае, когда в мужском обществе он с радостью выполняет всю работу, которую терпеть не могут остальные мужчины, например, моет за всеми рюмки, стаканы и посуду после «мальчишника», убирает квартиру после попойки, в турпоходе, на пикнике, рыбалке или охоте он охотно берет на себя роль кашевара. И пока все остальные мужчины рыбачат или охотятся, он суетится возле костра, готовя для всех еду. Ему не в тягость сбегать за водой, помыть за всеми посуду, приготовить обед, вести все их общее хозяйство. Наверняка вы таких мужчин встречали.

Социальная адаптация мужчин с трансформацией полоролевого поведения может осуществляться за счет компенсации в работе, свойственной противоположному полу. Став взрослыми, некоторые феминизированные мужчины предпочитают женские профессии. Например, их любовь к шитью, рукоделию и стряпне может реализоваться в профессии швеи, кулинара, что вызывает удивление и насмешки мужчин.

Но некоторых из них коллеги или начальник считают лентяями, так как они отлынивают от чисто мужской работы, требующей ответственности и принятия решений. Но если бы им поручили чисто исполнительские функции, то они вполне могли бы с ними справиться.

Но женщины к ним более снисходительны, поскольку такие мужчины мягкие, покладистые, лишены недостатков «сильного» пола.

Некоторые мягкие, феминизированные мужчины могут быть годами влюблены в женщину, но отношения чисто платонические или дружеские. Их сексуальное влечение снижено, так как либидо не полностью сформировалось и не достигло сексуальной стадии, а остановилось на одной из предыдущих стадий — платонической или эротический.

Клинический пример.

Роман С. 24 года. Образование высшее. Филолог. Не женат.

Родители в разводе, в детстве воспитывался бабушкой и матерью, в детский сад не ходил. Мать — женщина замкнутая, необщительная, никуда по вечерам не ходила, все свое свободное время посвящала сыну.

С сыном была очень нежна и ласкова, тискала и целовала его непрерывно, до 3 лет почти постоянно носила на руках. Позже Роман сам просился к ней на руки и все время сидел у неё на коленях. От матери ни на шаг не отставал, куда она, туда и он. Любил целовать мать, гладил и расчесывал её волосы, обнимал её и прижимался к ней всем телом, говорил, какая она красивая и как он её любит.

Мать его обожает, считает «идеальным ребенком». Роман очень послушный, ласковый.

В 3-летнем возрасте во дворе во время игры с ровесниками однажды ему попали футбольным мячом по голове. Мальчик упал и потерял сознание, из левого уха выступила кровь. С тех пор слух на это ухо снижен. Когда за матерью Романа прибежали испуганные дети, она выбежала из дома полуодетой, подхватила сына на руки. Он довольно скоро пришел в себя, мать отвезла его в больницу. У него было сотрясение мозга легкой степени, лечился две недели.

С тех пор она не позволяла сыну общаться с ровесниками, да он и сам не хотел. Он любил играть с девочками, они его не обижали, всегда принимали в свои игры. Во что они играли, в то и Роман.

Но если мать была дома, то не отходил от нее. Мог часами сидеть на кухне, наблюдая, как мать готовит ужин. С 7-летнего возраста стал охотно помогать матери. Ей даже не приходилось просить его, он сам предлагал ей помощь — чистил картошку, мыл и шинковал овощи, бегал в магазин, мыл посуду. Мать с бабушкой не могли нарадоваться на мальчика. Став старше, научился пылесосить ковры и со временем практически полностью освободил мать от уборки. Когда она приходила домой после работы, радостно выбегал ей навстречу. Долго обнимал и целовал, говорил, как он соскучился.

В школе учился хорошо. Был усидчивым и старательным. Больше нравились гуманитарные предметы, по ним были «пятерки». По остальным предметам были «четверки». Учителя считали его очень прилежным и дисциплинированным, всегда хвалили.

Когда в классе организовали драмкружок, пригласили и Романа. Девочек в классе было намного меньше, чем мальчиков, а женских ролей в пьесе, которую они готовили, было много. Никто из мальчиков не соглашался играть женскую роль, все с презрением отвергали предложения учительницы, один Роман легко согласился. На остальные женские роли пришлось пригласить девочек из параллельного класса.

С тех пор Романа все дразнили «девчонкой» и все одноклассники его дружно презирали. Но девочки относились к нему хорошо, он их никогда не обижал, не дергал за волосы, как другие мальчишки. Когда на переменах все остальные ребята из их класса с криками носились по коридору, Роман стоял в стороне с девочками и они обсуждали свои насущные проблемы.

В школе ни в кого не влюблялся, хотя со всеми девочками дружил. Некоторые девочки из его класса часто бывали у него дома, играли с ним или готовили вместе уроки, но никаких чувств, кроме дружеских, он к ним не испытывал. Девочки считали его хорошо воспитанным, вежливым мальчиком.

После школы поступил в университет на филологический факультет. На курсе были почти одни девушки. Он сразу стал пользоваться повышенных вниманием сокурсниц, но ко всем относился одинаково, никто ему особенно не нравился. Мог проводить девушку домой или пригласить в кино или на дискотеку, но даже не пытался обнять или поцеловать.

Между сокурсниками разыгралось своеобразное соперничество, они даже спорили, кому удастся завоевать Романа, но никому этого не удалось. Он был красивым юношей и многим нравился. Ему тоже нравились некоторые девушки, он охотно проводил с ними время, но никакого желания интимной близости у него не было.

На 3-ем курсе он наконец влюбился. В их группу пришла новая девушка, Лена, которая была на год старше всех, так как у неё был академический отпуск по болезни.

Лена Роману сразу понравилась, но она не обращала на него внимания, а он не решался форсировать отношения. Она была очень красивой и яркой девушкой, довольно высокого мнения о себе, и у неё было множество поклонников ещё на прежнем курсе. За одного из них Лена вскоре вышла замуж. Роман очень страдал, даже хотел покончить с собой, но все обошлось.

Лена относилась к Роману чисто по-дружески, пользовалась его конспектами, просила помочь ей с рефератами, он выполнял все её мелкие просьбы и постепенно стал у неё «на побегушках». В своей любви он ей так и не признался.

Через год Лена развелась с мужем. Она подробно рассказывала Роману о своем неудачном замужестве, её муж оказался гомосексуалом, а она об этом даже и не подозревала, а однажды пришла домой не вовремя и застала мужа с весьма недвусмысленной позе с мужчиной намного старше себя. Даже когда она об этом рассказывала, Лену всю передергивало от отвращения.

Роль её наперсника Романа не тяготила, он был рад быть рядом с нею. Он был влюблен, она его не отвергала, и такие платонические отношения его вполне устраивали.

Они продолжали встречаться с Леной и после окончания института. Роман попросил, чтобы их распределили вместе, и они вместе работали. Через год Лена объявила, что снова выходит замуж и предложила Роману познакомить его со своим женихом. Он не скрыл своего огорчения, а Лена удивилась и спросила, в чем дело. Роман набрался смелости и признался, что надеялся сам стать её муж. Лена расхохоталась и сказала: «Ну, что ты, Рома! Ну, сам посуди — какой из тебя муж?! На роль моей подружки ты годишься, а на роль мужа — никак не тянешь».

Роман не спал всю ночь, ему казалось, что жизнь кончилась. Он решил «красиво умереть», чтобы Лена поняла, кого она лишилась и всю жизнь жалела об этом. На самом деле умирать он, конечно, не собирался, а просто хотел, чтобы Лена его пожалела и, возможно, изменила свое решение.

Утром, когда его мать ушла на работу, он написал длинную прощальную записку, одел самую красивую одежду, принял несколько таблеток фенобарбитала и позвонил Лене, «чтобы попрощаться перед смертью». Перепуганная Лена тут же вызвала «Скорую помощь» по его адресу и примчалась к Роману.

Его госпитализировали в городскую больницу. Отравление было очень легким, и после того, как я с ним побеседовала и выяснилось, что намерений покончить с собой у него нет, его выписали.

Клинический пример.

Евгений О. 29 лет. Образование высшее. Не женат.

Обратился с жалобами на отсутствие интереса к сексу и желания половой близости.

По характеру с детства ласковый, послушный, привязчивый. Очень любил мать и младшую сестру, во дворе играл не с ребятами, а с сестрой и её подругами. В играх в «семью» был всегда «мужем». С ребятами играть не любил, ему не нравились шумные, подвижные игры, опасался крикливых и драчливых сверстников.

Матери всегда помогал по хозяйству. Даже его сестра не хотела ничего делать по дому, и Женя упрекал её и называл «белоручкой».

Мать любила сына гораздо больше, чем дочь, говорила, что он её единственная «радость в жизни». Женя её всегда слушался, старался сделать ей приятное. Она очень любила комнатные цветы, и Женя просил денег у отца и покупал для неё какой-нибудь редкостный цветок. Сам ухаживал за комнатными цветами, и все подоконники в квартире были заставлены горшками с цветами. Они с матерью любили и садовые цветы, и на даче ничего, кроме цветов, не выращивали. Охотно помогал матери ухаживать за цветами, с утра выбегал первым в сад, чтобы посмотреть, не зацвел ли новый цветок, и каждая новость вызывала его бурный восторг.

В выражении чувств был очень экспансивным — от радости бросался на шею матери, бурно целовал и обнимал её, а когда подрос и стал физически сильнее, мог поднять её на руки и закружить по комнате. Мать называл только ласкающими словами: «мамуленька», «моя миленькая», «моя любименькая». К сестре очень привязан, но став подростком, она стала проводить больше времени с мальчиками, а Женя — с матерью. Он очень любил сидеть рядом с нею, обнявшись и слушать рассказы из её жизни.

Интереса к половым органам в детстве не проявлял. Никогда не мастурбировал. В 8 классе был влюблен в девочку, с которой жили в одном дворе. Но у неё был дружок, с Женей она тоже кокетничала, но он так и не осмелился ей признаться, так как боялся быть отвергнутым. Потом влюбленность прошла, и они остались друзьями.

После школы поступил в институт. Девушек на курсе было много, со всеми был в приятельских отношениях, но ни в кого не был влюблен. Закончил институт, стал работать.

Когда ему было 23 года, его пригласил на свою свадьбу его двоюродный брат. С первого взгляда Женя влюбился в жену брата. Весь вечер не отходил от нее, танцевал только с новобрачной и даже вызвал ревность своего кузена.

После этого иногда встречался с нею на семейных торжествах, но старался скрывать свои чувства. Когда она родила сына, очень переживал, так как в душе надеялся, что рано или поздно она обратит на него внимание. С мужем у неё были сложные отношения, он пил и изменял ей, а Женю она считала другом и часто рассказывала ему о своих ссорах с мужем. Когда его кузен уехал в командировку, Женя стал часто приходить к ней, играл с её сыном. Она ему симпатизировала, но никакой эротики между ними не было. Через несколько лет она развелась с мужем, и они с Женей продолжали встречаться.

Однажды они были на загородной даче друзей и остались там ночевать. Им выделили отдельную комнату, так как все были уверены, что они уже давно любовники.

Весь день Женя думал о предстоящей ночи и не знал, что ему делать, так как они ещё даже не целовались. Подруга относилась к Жене хорошо, охотно проводила с ним время, рассказывала о всех своих проблемах, но эротических действий от него, по-видимому, даже не предполагала, расценивая его как друга и почти родственника. Женя долго сидел с друзьями во дворе, а его подруга, сославшись на усталость, ушла спать.

Когда Женя пришел, она уже спала. Всю ночь они пролежали спина к спине, и Женя даже не прикоснулся к женщине. Всю ночь он не спал, прислушивался к дыханию своей возлюбленной, которая безмятежно спала, и раздумывал, должен ли он что-то предпринять или оставить все, как есть. Ему очень хотелось поцеловать её или погладить, но он очень боялся, что она его оттолкнет. К тому же, у него не было эрекции. О половой близости он не думал, но ласкать подругу ему хотелось. Так и не решившись, он заснул только под утро и проспал полдня. Днем он прятал от неё глаза, полагая, что она разочарована его пассивностью, но она вела себя, как обычно. К вечеру они вернулись в Москву и все в их отношениях осталось по-прежнему.

Женя подумывал о женитьбе на своей подруге, но его беспокоило отсутствие эрекции и желания близости, в связи с чем обратился за консультацией.

Феминизированные мужчины могут неплохо устроиться в жизни. Их покладистый нрав и уступчивость привлекают многих женщин.

Мягкость и подчиняемость мужчин с трансформацией полоролевого поведения помогает им хорошо адаптироваться в семейной жизни. У них «женское» стремление к домашнему очагу и уюту, черты хорошего семьянина, они любят своих детей, охотно помогают жене в ведении домашнего хозяйства и выполняют «женские» обязанности — моют посуду, убирают квартиру, иногда даже шьют одежду для членов своей семьи. Многие из феминизированных мужчин полностью освобождают жену от домашних хлопот. Их не смущает женский кухонный фартук и хозяйственные обязанности. Их женам завидуют их подруги и соседи, видя, как мужчина постоянно носит домой сумки с продуктами, много времени проводит на кухне, носит белье в стирку или стирает сам, гуляет во дворе с детьми вместе с мамами других детей.

В постели от них чаще всего никакого толку. Многие относятся к категории мужчин, которые «не хотят», а некоторые — «не могут», а иногда и то, и другое одновременно. Сексуальное влечение у них снижено, и они могут годами обходиться без интимных отношений. Если жена сама проявляет сексуальную активность, то они пассивно соглашаются. Эрекция может быть удовлетворительной, а может быть слабой. Если жену такое положение вещей устраивает, то семейная жизнь может быть достаточно стабильной.

Если жену не устраивает пассивность мужа в сексуальной жизни и она не удовлетворена их интимными отношениями, то чаще всего её родители и приятельницы считают это блажью с её стороны — муж такой хороший семьянин, так любит детей и помогает ей по хозяйству, — так чего же ей ещё надо?! Но эротически разбуженных женщин с сильной и средней половой конституцией такая ситуация, безусловно, не устроит. Некоторые жены феминизированных мужчин находят сексуальное удовлетворение «на стороне», а муж — это почти «подружка».

Но женщин с половой холодностью, равнодушных к сексу, такой муж, конечно, устроит. Для неё чем реже сексуальные контакты, тем лучше, для него тоже, и оба довольны. Если к тому же её устраивает муж на кухне, а не «добытчик», если она сама зарабатывает, то отношения в семье спокойные и такие браки обычно не распадаются.

Феминизированные мужчины терпеливо сносят обиды и унижения, если жена обладает конфликтным, деспотичным, решительным и бескомпромиссным характером.

Такой муж — мечта феминисток. В этом случае доминирует и является лидером в семье маскулинизированная (то есть, имеющая «мужские» черты характера и поведения) женщина, а феминизированный, мягкий мужчина занимает подчиненную роль и приносит ей кофе в постель. Он стирает, гладит, убирает, готовит и растит детей, а жена выступает по телевидению, отстаивая права женщин или заседает в важных комиссиях, занимает руководящие посты. Усталая жена приходит вечером после того, как она все силы отдала на борьбу за права женщин, а муж приносит ей теплые тапочки и хлопочет возле нее, разогревая ей ужин. Она рассказывает о своей важной работе, а он о том, что дочка простудилась или принесла из школы «двойку». Воспитывать собственных детей у жены нет ни сил, ни времени, зато муж со всем прекрасно справляется. В сексуальной жизни чаще всего оба ведут себя пассивно, так как либидо у жены тоже может быть неполностью сформированным. Как вы думаете, это гармоничный брак?

Однако если жена имеет иной идеал мужа — решительного и сильного, требуя от мужа, чтобы он вел себя как «настоящий мужчина», то в браке могут быть конфликты, затрудняющие семейную жизнь.

Гиперролевое поведение

Гиперролевое поведение — поведение личности с чрезмерным подчеркиванием (акцентуацией) некоторых особенностей половой роли. Применительно к мужчинам говорят о гипермаскулинном поведении, применительно к женщинам — о гиперфемининном.

Гипермаскулинное поведение (от слов «hyper» — чрезмерный, «masculinum» — мужской) — это утрированное, чрезмерное подчеркивание черт, которые в представлении данного субъекта являются «эталоном» мужественности. Гипермаскулинное поведение проявляется в подчеркнуто «мужском» типе поведения — в грубости, агрессивности, стремлению к лидерству и господству над женщиной и пренебрежительном отношении к женщинам как существам более низкого положения. Такие субъекты полагают, что это и есть черты «настоящего мужчины».

Причину этого отечественные сексопатологи видят в отсутствии на ранних этапах развития эмоционального контакта с матерью, к которой должны возникать первая привязанность, что приводит к развитию у детей агрессивного поведения (см. главу «Развитие либидо»).

В формировании гипермаскулинного стереотипа поведения имеет значение процесс половой дифференцировки мозга — нарушения дифференциации мозга плода во внутриутробном периоде являются фоном, на котором формируется гиперролевое поведение.

Например, в экспериментах на животных установлена зависимость агрессивности от чувствительности определенных структур мозга (гипоталамуса) к женским или мужским половым гормонам (андрогенам и эстрогенам), которая, в свою очередь, зависит от половой дифференцировки мозга.

Но наряду с нарушением нормального развития мозга у таких субъектов, важное значение сексопатологи придают и прививаемым с детства нормам поведения, влиянию окружающих ( то есть, микросоциальной среды). Если мальчик с детства растет в обстановке, где его отец, братья, дяди, друзья, сверстники, — люди низкой культуры и низкого социального статуса, пренебрежительно и потребительски относящиеся к женщинам, не имеющие понятия о культуре поведения, если общение отца с матерью выражается в грубых окриках, оскорблениях, нецензурных выражениях, унижении матери отцом, рукоприкладстве, то точно так же грубо и пренебрежительно подросток общается со своими сверстницами, не имея представления о том, что такое хорошее воспитание, культура общения и уважение к женщине.

Уже с подростковых лет могут быть черты агрессивности и стремление к лидерству. Формированию гиперролевого поведения способствуют и психические особенности личности данного субъекта. Гиперролевое поведение чаще всего бывает у больных психопатией. У таких подростков чаще всего бывают и другие психические отклонения, у некоторых обнаруживаются психические заболевания (задержка умственного развития, органические заболевания центральной нервной системы, эпилепсия). Или же это проявление общей низкой культуры и отсутствия представления о нормальных межличностных отношениях, в том числе, и сексуальных.

Подростки с гипермаскулинной ролью стремятся утвердиться в собственных глазах и в глазах сверстников с помощью нарочитой грубости, агрессивности, демонстрации намерения вступить по малейшему поводу в драку. Они увлекаются «мужскими» видами спорта, не столько требующими силы и выносливости, сколько позволяющими наносить другим людям телесные повреждения — карате, самбо, бокс, или предпочитают силовые виды спорта, накачивают мышцы. Интеллектуальную недостаточность они стараются компенсировать объемом мускулов.

Такие подростки склонны к асоциальному поведению, вплоть до садистические избиений и убийств. Они издеваются над более слабыми и младшими детьми, над животными.

Типичное гиперролевое поведение проявляется в садизме. Ведь садизм имеет весьма разнообразные проявления. Это не только стремление физически мучить жертву, но и желание унижать, господствовать над человеком, который полностью находится во власти садиста, слабее его и беззащитнее, и поэтому не может дать ему достойный отпор из-за своей физической слабости или особенностей своей психики.

Патологическое гипермаскулинное поведение выражается в сексуальном садизме. При этом половое удовлетворение возможно только при жестоком обращении с партнершей, причинении ей физической боли или при её унижении. В наиболее грубых формах полное сексуальное удовлетворение наступает при нанесении жертве телесных повреждений или убийстве, причем, максимальное возбуждение возникает при наблюдении за агонией жертвы.

Элементы садизма закладываются уже в раннем детстве. В последующем они выходят за рамки нормального поведения, и на их основе возникают сексуальное извращение — садизм. Даже если некоторые черты корригируются воспитанием, в подростковом и юношеском возрасте агрессивность включается в структуру полового влечения, особенно в тех случаях, когда нормальная реализация сексуального влечения затруднена (при задержке психосексуального развития, аномалиях личности, нарушении способности к нормальному общению). Половое влечение сплавляется с агрессивным, садистическим поведением. Только реализовав свои извращенные наклонности, мучая или унижая жертву, садист получает половое удовлетворение.

Главы 1-4 | Главы 5-12 | Главы 13-21 | Глава 22

Когда бизнесу требуется аутсорсинг транспортной логистики, на помощь прийдет компания ImpExTrans.