ВЛАДИМИР ВОЛОДИН

Притчи

*****

Увидел людей, ночующих на тротуаре, решил построить для них дом. Построил, а они - с претензией: почему санузел один на коридор? А ведь и правда, облажался.

Мораль: не надо было дом строить.

*****

Фиджийцы, как известно, народ ленивый, не то, что мы, славяне. Кто этого не знает? Ну, фиджиец, и все тут. Просто фиджиец с островов Фиджи в Тихом океане.

Вместе с одним таким мне пришлось как-то подрабатывать в Костроме. Я предупреждал хозяина: не берите фиджийца! Он не послушал меня, и взял. Но я оставался на чеку. И когда заметил, что фиджиец не торопится, я ему об этом сказал. Так вместо того, чтобы прислушаться к замечанию, он начал возражать. Я честно сказал, что я о нем думаю, он не согласился. Ну, а во время спора какая может быть работа? Неуступчивость с его стороны привела к тому, что работу пришлось отложить. Но ведь я же говорил: с ним мы ни за что не закончим работу в срок!

Остерегайтесь фиджийцев! Вы ведь догадались уже, в чем его изуверская хитрость: зная, что я буду за ним следить, специально меня провоцировал, чтобы я затеял ссору - и чтобы, таким образом, всю вину за срыв работы свалить на меня!

*****

Этому председателю врачи вынесли окончательный приговор. Жить ему осталось не более года. Смерть не выбирает, кто нужен обществу, а кто нет. Однажды она стучится в дверь, и тогда человек начинает понимать, что все, что оставляет он позади себя, это - память. Наступил такой момент и для Председателя. Задумался он и решил оставить после себя такую память, чтобы односельчане снимали шапки при одном его имени.

Одна проблема: хозяйничать как следует он не умел, отсюда нельзя было ожидать ни повышения урожайности зерна, ни роста надоев. Да и что можно сделать за такой короткий срок?

Но отступать Председатель не собирался. Велел сосчитать запасы посевного зерна, а затем и племенной скот, и разделить все это на двенадцать месяцев. Отныне мельница крутилась день и ночь, а резник уже не управлялся в одиночку и вынужден был взять помощника.

Весь год жили крестьяне припеваючи. В награду за это после смерти отлили они Председателю памятник из бронзы. А когда появился новый председатель, уже не осталось ни зерна, ни коров. Ферма опустела, а путь к мельнице начал зарастать травой. Уж и сеять-то было нечем. Пришлось крестьянам затянуть пояса потуже. И наступили "черные" дни.

Теперь вздыхают крестьяне за прежней беззаботной жизнью, да с тоской вспоминают веселое застолье всякий раз, когда принимаются делить остатки черствого хлеба. При этом вошло в привычку ругать на чем свет стоит нового председателя, а если случается им проезжать мимо бронзового памятника, останавливаются и благоговейно снимают шапки.